Приглашен играть втемную — береги длинную масть.

 

КОГДА ТРОЕ НА ОДНОГО

Вистовать на шестерной любят многие, и тому есть, как минимум, две причины. Во-первых, розыгрыш сложной, многовариантной игры доставляет истинное удовольствие, во-вторых, вистующий имеет возможность занести в свой актив не только «штатные» 32 виста, но, если повезет, то даже 56 или 80. Читатель, конечно, помнит, что эти подсчеты ведутся по казахстанской системе записи. В «ленинградке» цифры уменьшаются вдвое, а применительно к «сочинке» делятся на четыре.

Когда карты раскрыты, в розыгрыше принимают участие все, включая сдающего. Объединившись против играющего, они коллективно изыскивают пути к максимальному числу взяток. И если удается оставить соперника «без одной» или «без двух», то вся команда чувствует себя именинницей. Вистующий и сдающий пишут висты, и даже приглашенный — тот, кому они не достались, с удовольствием прикидывает дивиденды от поставленного на гору ремиза...

По ходу игры советовать могут все, но право делать ход принадлежит вистующему — тому, кто взял на себя ответственность. Если же он — неискушенный игрок, то «за руль» становится самый опытный. Ведь в результате розыгрыша заинтересован весь стол.

Первая задача вистующего — определить боевые силы соперника. Выяснив число козырей и состав «второй» масти (если таковая имеется), он берет на заметку «системы» и «группы поддержки», на которые рассчитывает играющий. Затем вычисляет снос.

Анализируя карту, вистующий должен определить — а за какое число взяток идет борьба? Допустим, у играющего пять старших козырей и туз. А рядом — ничего существенного. Тогда розыгрыш теряет смысл, и каждый записывает, что положено. Настоящая борьба начинается (и часто идет до последней взятки), когда у Играющего возникают проблемы в выполнении заказа, либо есть намерение взять больше объявленного.

Если попытаться систематизировать игру за висты, то обнаружатся три вида розыгрыша. Первый — опережение по числу козырей. Вистующие стремятся создать козырный заслон для второй масти, а также для систем вроде трельяжа или играющего по раскладу третьего короля. Заслон из козырей может перекрыть дорогу даже для мощных групп поддержки (туз, король, дама или туз, дама, валет).

Взглянем на такой расклад: первая рука — пика — Т, 8, трефа — К, В, 10, 9, бубна — 9, черва — 7, 8, 9. Вторая рука: пика — 7, 9, Д, трефа — Т, Д, бубна — 7,8,10, К, черва — 10. Третья рука (играющий) — пика — 10, В, К, бубна — В, Д, Т, черва — (козырь) — Т, К, Д, В. Нетрудно расправиться с такой шестерной. Для этого надо лишь постоянно укорачивать козырную масть играющего, атакуя с треф. Ни система в пиках, ни сильная группа поддержки в бубнах не в силах помочь обладателю шестерной.

Другой вид розыгрыша — игра «на забой». Здесь козырь у вистующих слабый и его вот-вот отберет соперник. Но пока ход со стола, его можно использовать для забоя «считанной» карты играющего. Допустим, у него пять червей без туза и трельяж пик. А еще — пара мелких треф и пара таких же бубен. Что он снес — неизвестно. Черва лежит 2-1, причем туз слева, а пика 2-3, туз справа.

Самый надежный ход — с маленькой пики, на которую со второй руки надо тоже положить маленькую. Теперь, приняв червовым тузом козыря, спокойно бьем пиковый трельяж. Попытка сыграть иначе (вначале с туза пик, потом с маленькой) приводит к ненужным гаданиям (а что в сносе?), ведь понадобится передача хода.

Вот еще один характерный пример. У играющего (он на второй руке) пять козырей — К, Д, В, 10, 9 в червах, бубна — Т, трефа — 7, 8, Д, пика — К, Д, В. Первая рука: черва — 8, 9, бубна — Д, В, 9, трефа — Т, К, 10, 9 и пика — 8. Третья рука: черва — Т, бубна — К, 10, 8, 7, трефа — В, пика — Т, 10, 9, 7. Играющий снес две трефы (больше нечего!), и вистующие, использовав этот фиксированный снос, организуют необходимую передачу методом «сюркупа».

Подобные «мельницы» всегда привлекательны. Но, увидев эту возможность, не сразу хватайтесь за карту... Подумайте. Замечено, что импульсивное желание при первой возможности «стукнуть» козырем карту играющего характерно для начинающих преферансистов. Они получают при этом особое удовольствие. Нередко бывает так...

Раскрыли карты, а кто-то из нетерпеливых, заметив форсированную комбинацию, спешит изумить компанию элегантным розыгрышем. И... упускает случай нанести играющему больший урон. Допустим, расклад такой: первая рука — пика — 7, трефа — Т, Д, 10, 8, 7, бубна — Д, черва — Д, 10, 8. Вторая рука (играющий): пика — К, Д, В, 10, трефа — 9, бубна — 8, 9, В, черва (козырь) — Т, К, В, 9.

Неискушенный игрок мог бы порадовать зрителей таким вариантом: забрав тузом пик, он забирает пикушку любой червой, затем передает ход на бубне и повторяет ход с пики. Сходу четыре взятки! А пятую он получил быв бубнах или трефах, в зависимости от сноса. Но гораздо сильнее ход с туза треф. Соперник должен потратить темп для розыгрыша пики, а мы новым ходом с трефовой масти опережаем его по числу козырей. Ни одна карта второй масти (в данном случае пиковая) не проходит. Играющий остается без двух взяток.

Третий, самый трудный вид розыгрыша вистовой карты — это борьба за отходы. У обладателя шестерной нередко имеются сочетания карт, которые при своем ходе на взятку претендовать не могут, но при чужом — взятка наигрывается. Такими потенциальными возможностями обладают второй король, дама при тузе... Играющий обычно стремится передать в нужный момент ход сидящему слева партнеру. Этим исключается губительная прорезка. А вистующие норовят заблаговременно этот отход забрать, чтобы вручить его сопернику перед розыгрышем критической масти.

При игре втемную такие тонкости углядеть трудно. А потому предпочтительнее вистовать всветлую. Некоторые считают, что при открытых картах играющему легче найти верный путь. Но ведь и нам удобнее идти по освещенной дорожке, чем спотыкаться впотьмах. Скажем, на руках два третьих туза. С какого атаковать, когда надо выбить козыря у играющего? Втемную приходится гадать на кофейной гуще. Зашли, допустим, с бубнового, а у второго вистующего в бубнах только дама и десятка... Катастрофа! Другой же туз шел в козыря. Разумеется, всветлую вы бы не подыграли пару взяток.

И все же есть ситуации, при которых именно игра втемную приносит эффект. Эти ситуации можно отнести к стандартным и интуитивным. В первом случае вистующий, решив затемнить, опирается на твердые правила. Он имеет козырный вист. Скажем, третью даму, еще лучше — третьего короля или марьяж с маленькой. Если эта фоска — десятка, то полезно козырнуть самому. Играющий, естественно, начнет разыгрывать вторую масть или попытается выбить вашего короля какой-нибудь группой поддержки. В качестве таковой может оказаться туз, король, малая. Если у вистующего в этой масти полуренонс (иначе и темнить не стоило), то, забрав туза и попав в козырный вист королем, играющий не сможет с тем же эффектом использовать оставшуюся мелкую карту. Вистующий просто откозыряет, предоставив своему партнеру забрать фоску.

Итак, основанием для темной является бланковая карта или полный ренонс при козырном висте. На своем ходу надо темнить при трех любых козырях и длинной масти с тузом, которым заведомо попадаете в козыря. Бывает, вы просто не желаете показывать сопернику бланкового туза. Считаете, скажем, что у него марьяж с маленькой.

Все это, так сказать, стандартные ситуации. Но бывают интуитивные решения... И без них игра стала бы слишком академичной. Такие решения приводят иной раз к неожиданным результатам. И недаром среди множества преферансовых присказок есть и такая: «При темной партнер дуреет...» Не слишком изящно, но смысл есть. Вот типичный пример. У играющего шестерную — отличная карта: Т, К, 10, 9 в червах (это козырь), Т, К, 10, 9 в бубнах и две фоски. У вистующего на первой руке козырь отвратительный — вторая дама. Есть третий валет бубен и пять старших треф, до которых он торговался. И никакого основания темнить! Даже отсутствие пики наводит на мысль найти всветлую передачу, чтобы забить пику с третьей руки. Но, решив наперекор всему затемнить, вистующий ходом с туза треф идет в козыря. Играющий отвечает с туза червей, забирает по козырьку с каждой руки, но с короля, естественно, пойти не решается. Он полагает, что обе оставшиеся червы на одной руке, иначе почему с ним играют втемную? Он выходит с туза бубен, получает с первой руки фоску, а с третьей — даже даму. Что делать дальше? Всветлую просто — ход с козырного короля или с маленькой бубны ведет к успеху. Но масть может лежать пополам, и тогда больше не возьмет ни одна бубнушка. Даже — король. Поэтому вперед, с короля! Но его безжалостно бьют на третьей руке и отвечают с трефы. У играющего остается один козырный король и две (еще не разыгранные) бубны. И он использует свой последний шанс — ход с бубны. В надежде, что упадут на нее оставшиеся валет и козырная дама. Но в этом раскладе обе критические карты — на одной руке.

Итог неутешителен для играющего. Взято пять взяток, а всветлую было бы семь. Какой урок можно извлечь из этого примера? Наверное, такой — вистуй по правилам, но не будь их рабом. Иной раз фантазия — сильнее прописных истин.

Комментарии могут добавлять только зарегистрированные пользователи.