Кошмарный сон преферансиста: «Играю мизер. Сношу. Мой ход. Захожу, еще раз захожу, снова захожу, и опять захожу...»

 

Распасовка (часть I)

Введение

Распасовкой в преферансе называется игра, в которой все игроки стараются взять как можно меньше взяток. Это определение не совсем точно, и мы с вами вскоре рассмотрим примеры, в которых игрок идет на лишнюю взятку сознательно — для того, чтобы выиграть распасовку. Но сначала несколько слов об истории этой части игры в преферанс, одной из самых интересных.

Происхождение самого слова «распасовка» не вполне ясно, и первое объяснение, которое приходит на ум, — родство с термином «пас»: все спасовали, играется распасовка. Другая ассоциация — футбольная: передача (мяча, хода) от одного другому. И тут интересную аналогию можно провести с национальной немецкой карточной игрой скат, которая заведомо старше русского преферанса1. В скате тоже существует распасовка, называемая шибер2. Первая рука берет прикуп и сбрасывает, «подсовывает» две ненужные карты соседу слева. Второй игрок также передает две ненужные карты третьему, который делает снос.

Возможно, в стародавние времена (а мы знаем, что в самых ранних разновидностях преферанса распасовки не существовало; при трех пасах карты пересдавались3) распасовка, появившись на свет, была иной. Не исключено, что принцип был заимствован у ската или у какой-то другой, не сохранившейся, старинной игры, а может быть, сама логика игры привела к необходимости проводить некий розыгрыш в тех случаях, когда все игроки отказались от назначения контракта: ведь, если нет опасности взять много взяток на распасовке, исчезает надобность идти на риск и говорить раз на сомнительной карте. Игра теряет свою остроту, заключающуюся в необходимости постоянно решать проблемы, выбирать меньшее из двух зол. Сиди и жди, пока придет «верная» карта.

В самых ранних разновидностях преферанса даже существовало наказание за то, что игрок торговался и взял прикуп при наличии у него игры с рук, т. е. без прикупа, а также за попытку «подсидеть партнера», т. е. за пас при наличии игры на руках — в расчете на ремиз партнера. Такое несовершенство правил предполагало возможность бесплодных споров: ну как определить, была ли игра на руках? При каком раскладе? Была ли игра без прикупа? Нужно проверять карты после трех пасов... Скука!

Как бы то ни было, все движется к лучшему в этом лучшем из миров, и совершенствование правил преферанса — тому лишнее подтверждение. Сегодня во всех без исключения разновидностях преферанса распасовка существует, и ее смысл заключается в том, чтобы взять как можно меньше взяток.

Но в «сочинке» и «ленинградке» за взятку на распасовке пишут в гору, а в «ростовской» (или, как ее еще называют, «московской») пульке за каждую взятку пишут висты. Причем пишет только один — тот, кто взял взяток меньше всех остальных участников розыгрыша. Такое различие в правилах определяет совершенно различную стратегию игры на распасовке.

Если вы видите, что можете сыграть безопасно — взять две взятки и отдать ход оппонентам, то в «сочинке» нужно сделать именно так: независимо от того, как распределятся остальные взятки, вы эту распасовку выиграли. В случае, если никто не ушел в ноль, образно говоря, не остался «в девках»4, ваш выигрыш составит 13,3 виста при игре втроем или пять вистов при игре вчетвером. При нуле взяток у одного из игроков он запишет одно очко в пулю, что уменьшит ваш выигрыш на 3,3 виста (втроем) или на 2,5 (вчетвером).

В «ростовской» пульке распределение остальных восьми взяток будет играть ключевую роль. Если один из ваших партнеров возьмет три взятки, а другой — пять или оба — по четыре взятки, ваш выигрыш составит 40 вистов: по пять вистов за восемь взяток, взятых противниками. Если один из них возьмет столько же, сколько вы, т. е. две взятки, то вы разделите с ним те 30 (5*6) вистов, которые проиграет третий, взявший шесть взяток, т. е. запишете по 15 вистов. Если же одному из противников удастся ограничиться одной взяткой и получить результат лучше вашего, то победителем будет он и запишет соответственно 35 (5*7) вистов на третьего игрока и десять (5*2) — на вас за ваши две взятки. Вы же в этом случае не пишете ничего, т. е. проигрываете десять вистов, взяв всего две взятки.

Соответственно план розыгрыша распасовки для разных пулек должен строиться по-разному — с учетом особенностей каждой разновидности. В «ростовской», например, принятие ключевого решения лучше отложить до финальной стадии розыгрыша, когда станет ясно, кто из оппонентов представляет угрозу. С другой стороны, то обстоятельство, что в «ростовском» преферансе карты прикупа в распасовке не участвуют и остаются неизвестными до конца розыгрыша, делает откладывание решения опасным. Представьте, что у вас в какой-то масти А87. Кроме нее есть длинная отработанная (паровозная) масть. Оппоненты пошли в масть А87. Пропустить первую, взять вторую и отдать третью — затея довольно рискованная, потому что в прикупе может оказаться карта этой масти, а оставшиеся четыре могут лежать 2:2. Как вы сами понимаете, семерка может оказаться не отдачей... Что же делать? Брать первую не хочется: тем более если взятка достанется фавориту. К тому же у того, кто возьмет вторую взятку в этой масти, может не оказаться третьей, чтобы «включить» вас. Брать вторую так же опасно, как и пускать... Как быть? В том-то и дело, что в «ростовской» распасовке нужно уметь считать не только до восьми, но и чуть дальше.

Вы занимаете позицию Юга и спасовали на третьей руке, имея карты:

 AJ97  A8  9  J87.

Играется «ростовская» распасовка. Запад отбирает короля червей и продолжает дамой треф, которую вы перебиваете тузом (Восток подложился девяткой), и ходите синглетной бубновой девяткой. Запад перехватывает ее королем, от Востока — дама. Запад добирает валета треф, Восток дает семерку, вы — восьмерку. Запад ходит восьмеркой бубен, Восток подкладывается семеркой, вы сносите туза пик. Запад ходит десяткой пик, на которую Восток сносит короля треф... Остановимся на мгновение.

Мы с вами взяли одну взятку, и больше не предвидится. Запад пока взял четыре, Восток — ни одной. Механическая игра девяткой пик может оказаться не лучшей. Давайте попробуем сосчитать руки оппонентов. У Запада изначально были примерно такие карты: в трефе QJ10 или QJ — будь десятка у Востока, он не стал бы сносить короля треф; в бубне K8 — с тремя бубнами Запад, скорее всего, не стал бы хватать девятку; в черве король, вероятно, был синглетным — иначе до попытки отдать ход бубновой восьмеркой Запад добрал бы черву. Оставшиеся KQJ10 в пиках не сулят отдачи. Если у Запада нет больше червей, Восток выйдет чистым из этой распасовки, а мы, взяв всего одну взятку, проиграем ее, если не переломим ход событий.

Мы должны перехватить пиковую десятку валетом и отдать черву Востоку. Тогда итог будет таким: Запад — четыре взятки, Восток — четыре взятки, Юг — две взятки. Выигрыш составит 40 вистов. При пассивном пропускании пики картина получится иная: Запад — девять, Восток — ноль, Юг — один. Проигрыш составит пять вистов. Во всех этих рассуждениях есть один нюанс: мы точно не знаем, был ли червовый король синглетным или у Запада есть вторая черва. В этом случае мы просто возьмем лишнюю взятку в пиках и червой возвратим ход Западу же. Ну что ж? Риск проиграть лишние пять вистов оправдан ради возможности сделать разницу в 45 вистов в свою пользу.

А что, если первую пику пропустить? Тогда Запад, если у него есть черва, пойдет ею (с целью добрать или отдаться). Если он сумеет отдать ход Востоку — хорошо: нам не пришлось брать лишнюю взятку, чтобы сделать то же самое; если его черва старшая или червей нет вообще, он повторит пикой, которую мы перехватим, и сами пойдем в черву. Но давайте просчитаем все варианты:

а) черва есть; Запад добирает ее, ходит в пику, но... перехватывать поздно, так как Восток сносит на нее свою последнюю черву;

б) червы нет; Запад повторяет пикой, Восток сносит черву, мы перехватываем, ходим семеркой червей и берем на нее третью взятку, так как две червы в прикупе;

в) Запад может ошибиться и пойти старшей пикой, которую мы не можем перехватить;

г) у Запада нет восьмерки пик (она в прикупе), и мы никогда не получим хода, чтобы пойти в черву.

Следовательно, решение перехватывать валетом десятку пик — самое правильное. Мы рискуем одной лишней взяткой, т. е. пятью вистами, а выиграть можем 45 вистов. Полный расклад был таким:

 
 
 
 

Как видно из приведенного выше разбора совершенно бытовой ситуации, главное в распасовке — умение считать расклад и делать выводы из информации, полученной на основе анализа ходов и сносов оппонентов, а также из последовательности ходов или отсутствия каких-то определенных ходов. Многое о раскладе можно узнать из торговли, но перед распасовкой, к сожалению, торговля всегда бывает одинаковой — пас, пас, пас. Однако отсутствие торговли тоже дает определенную информацию.

Вы сидите на месте Запада и держите на распасовке такую карту:  J9  KJ8  A7  J97. Восток отбирает туза и короля пик, затем ходит королем и дамой червей. Все пропускают. Пятым ходом Восток начинает разыгрывать бубну с девятки, которую Юг надбивает дамой. Ваша очередь дать карту во взятку. Что будете делать?

Перехват тузом кажется очевидным, несмотря на то, что дама принадлежит Югу, единственному оппоненту, который представляет опасность (Восток уже проиграл распасовку). Но как быть с трефой? Нужно ли опасаться того, что Юг после того, как вы вернете ему семерку бубновую, прорежет ваши KJ8 в этой масти? Зададимся вопросом: где находятся старшие трефы — туз и дама? Туза у Востока точно нет, иначе он не играл бы распасовку, а сказал раз (имея AK A KQ). Скорее всего, семерка треф у Востока, так как без нее Восток рисковал бы получить на распасовке восемь или девять взяток. Сделав на основе отсутствия торговли такие, вполне логичные предположения о распределении ключевых карт трефовой масти, берем бубновую даму тузом, ходим королем треф и отдаем бубновую семерку, которую Юг берет королем. Остальные взятки взял Юг, как и ожидалось.

Как выяснилось позже, можно было и не отбирать короля треф, но мы это сделали из профилактических соображений, страхуясь от AQ109 у Юга. Как только Восток дал девятку на короля, мы успокоились. Если бы даже Восток дал даму, а Юг десятку или девятку, то все равно в трефу можно было бы больше не ходить, предположив семерку у Востока. Отдав бубновую семерку без проверочного хода в трефу, мы поставили бы перед собой проблему при следующем ходе Юга в Десятку треф. Пропускать восьмеркой? Но если Восток даст в эту взятку семерку треф, то Юг следующим ходом пойдет в даму и нам придется разделить с Югом поровну проигранные Востоком 20 вистов. А так мы одни запишем 20 вистов на Востока и 20 вистов на Юга.

А полный расклад был таким:

 
 
 
 

В дальнейшем мы еще не раз встретимся с этим приемом под названием «профилактика». В общем виде этот прием представляет собой ход сверху или из середины в хорошую масть, иногда — в почти чистую и лучшую свою масть, с целью избежать проблем с ней при последующем розыгрыше. Особенно часто приходится делать «профилактику» при игре в «гусарика», когда карты болвана не участвуют в игре.

Как лучше спланировать розыгрыш такой карты:  AJ10  A7  QJ107  9 на распасовке в «сочинского гусарика» со своего хода? Или даже еще лучше — в «ростовского гусарика», в котором не так важно, три взятки ты взял или четыре, главное — взять меньше противника. Если девятка червей получит взятку, то мы возьмем пять взяток — три пиковых, одну трефовую и одну червовую. К тому же мы будем иметь проблему в бубне. Эту распасовку можно и проиграть с треском, если отобрать свои, отдаться семеркой треф и не угадать, что делать, когда враг пойдет восьмеркой бубен. Пропустим — у него окажется 98 в обрез. Перехватим — нужно угадывать: на две бубны играть или на три.

Я бы сыграл так: первый ход — валет пик. Допустим, враг не перехватывает. О чем это говорит? Либо у него есть фиксированный перехват и отдача (а такая комбинация, кроме пик, возможна только в червях), либо во всех мастях есть отдачи (а значит, в бубне — 98). Второй ход — бубновой десяткой (профилактика). Кроме превращения бубновой масти в беспроблемную, этот ход дезориентирует противника относительно длины мастей. Если бубновую десятку пропустили, третьим ходом добираем десятку пик. Если это отдача — хорошо: противник сам пойдет в трефу или в черву. Если не отдача — ходим девяткой червей. Еще грамотнее отобрать сначала туза треф, но в данном случае лучше этого не делать: у противника может быть плохая трефа или черва без семерки, и он может пропустить девятку червей, так как это будет наша пятая взятка. Если же он перехватит черву, то мы на червовый ответ сносим трефового туза, а трефовый ответ принимаем и сдаемся в трефу же.

Однако мы слегка забежали вперед и начали разговор о технических приемах розыгрыша, не определив главного — стратегической постановки задачи на распасовке.

План розыгрыша каждой распасовки почти всегда зависит от задач, которые вы себе на этой распасовке ставите. Ведь это только в худосочных брошюрах для начинающих пишут, что распасовка — это игра, на которой каждый игрок старается взять как можно меньше взяток. В общем виде это так и есть, но бывают, согласитесь, нюансы.

1Известно высказывание Гете (1749-1832) о скате.

2От нем. Schieben — передвигать, подсовывать — прикуп другому. В классическом скате шибер не играется. Узаконенной игра шибер является в таких разновидностях ската, как «бок» (Воск) и разбойничий (Rauberskat), или пиратский, скат. Любой из игроков имеет право отказаться от прикупа. В этом случае коэффициент, на который умножаются очки, увеличивается на единицу: если отказывался один. коэффициент два; если отказывались двое, коэффициент три; если — трое, коэффициент четыре.

3Кстати говоря, по таким правилам сегодня играют в Югославии.

4В скате, если один из игроков остался на распасовке без взяток, его называют «юнгфрау» (по-немецки Jungfrau — дева, девственница). В этом случае коэффициент распасовки увеличивается на единицу. Если же один из игроков взял все взятки, то ему записывается 120 очков в плюс. Это называется Durchmarsch (сквозной марш).

Предварительное планирование и оценка последствий

Представьте, что вы играете в «сочинского гусарика» и имеете на тройной распасовке такую карту:  A107  7  -  AJ10987.

Ход собственный. Куда пойти? Конечно, велик соблазн выиграть эту распасовку 10:0. Хочется сразу сдаться в трефу и приготовить к проносу туза пик. Но задумаемся, какая карта может быть у противника, чтобы он посмел идти на тройную распасовку. Учитывая достоверно известное отсутствие трех семерок, у него должна быть какая-то нестандартная рука, чтобы решиться на такой ответственный шаг. Ведь подсад на игре даже без шести стоит примерно в два раза дешевле, чем десять взяток на тройной распасовке (а наш противник не такой простак, каким хочет казаться). Очевидно, у него ренонс червей, вероятно, длинная чистая бубна, а в черных мастях конструкции не хуже 89х или 810х. Какую информацию мы даем ходом в семерку треф? Давайте поставим себя на его место. Громко объявлено об отсутствии карт в бубнах: ну, не могли же мы, в самом деле, оставить на потом отбор голого короля или валета в этой масти! Увидев ход с семерки в масти, где он имеет любую комбинацию, включающую восьмерку (а она, наверняка, есть), противник поймет, что семерка была синглетной. Отобрав, если есть что отбирать, старшую фигуру в черве, противник ходит восьмеркой пик и ставит нас перед сложной проблемой: мы должны гадать — играть ли нам на две пики или на три. А вдруг всего одна? Пропускаем? Но, по вероятности, при ренонсе или синглете червей у него должно быть больше одной пики. Опять же на тройные распасовки зря не ходят — какая-то идея ведь должна была быть у врага, когда он говорил пас? Не исключено, что у него на руках вообще какая-то нестандартная карта типа:

 8  AQ98  AQ987  -.

Тогда, после того как мы возьмем тузом пик, нам просто предъявят карты, и мы запишем в гору за проигрыш с результатом 9:1. А если пропустим, то следующим ходом увидим девятку пик и проиграем 8:2. О таком ли результате мы думали, когда говорили пас сладким голосом, надеясь убаюкать бдительность партнера и мечтая о распасовке? Зачем нам все эти кошмары и проблемы? Жадность порождает бедность. Я бы сыграл на этой распасовке надежно: A — 10. Затем спокойно сдался бы в трефу, надеясь, что у партнера есть хотя бы одна карта в этой масти. А если даже нет (невероятный случай!), то наверняка найдется третья пика, так как на трефу будет снесена черва (вряд ли у него семикартная бубна). Можно, конечно, сыграть первым ходом десяткой пик, а затем трефой, но предложенный план, по-моему, надежнее.

К тому же такой план правильнее стратегически. Проиграв тройную распасовку 8:2, партнер может занервничать и пойти на следующую распасовку, а мы должны быть готовы к тому, что в его планах — обострить игру и пойти на авантюру. Разумеется, в спокойной гладкой «сочинке» вчетвером мы бы играли иначе, да и могли бы рискнуть пойти на мизер, но в коллективной пуле такие расклады, по моим наблюдениям, никогда не приходят.

Не всегда «как можно меньше»

Мы уже рассмотрели пример, когда выгодно взять лишнюю взятку и выиграть распасовку. Вот другой случай, опровергающий общую установку «взять как можно меньше». Вы играете все ту же «ростовскую» пулю, в которой распасовку выигрывает один — тот, кто возьмет взяток не как можно меньше, а меньше всех других игроков. Представьте, что к вашей радости все спасовали, а вы сидите на месте Запада на третьей руке и держите такую карту:

 AJ87  A1097  -  A8.

Вы, конечно, пасуете, ведь на распасовке, взяв одну взятку, вы выиграете 45 вистов, а на шестерной — каких-то жалких семь вистов. Мизер вы не рассматриваете (в случае чистой распасовки выигрыш почти одинаковый, а риска — никакого). Восток начинает дамой пик и дальше розыгрыш происходит по нижеприведенному сценарию.

ХодWESWЧья взятка
1    Q  10  J E
2    Q  8  10 E
3    J  K  A W
4  8  10  7   E
5    10  8  A E
6    J  Q ?  

Что делать Западу? Восток первым ходом отобрал даму пик и больше хода в пики не повторил (не исключено, что дама была синглетной). В трефе у него изначально были QJ или KQJ. Вероятно, у него осталась одна черва (восьмая). Если у Востока нет отдачи в бубне, то мы, взяв одну-единственную взятку, проиграли распасовку, отпустив Юга с нулем. Приходится брать лишнюю — чтобы выиграть! Перебиваем валета треф тузом и отдаем Югу взятку в пиках (Восток сносит бубновую даму). Юг, не добирая пик, отвечает бубновой семеркой и получает возврат бубновой девяткой. Итог: W — две взятки; Е — пять взяток; S — три взятки. Полный расклад был таким:

 
 
 
 

Отметим, что Восток сыграл в концовке хитро и обманул Юга, снеся не туза, а даму бубен. Он понимал, что Юг обязан играть на выигрыш и пойдет в бубну снизу, опасаясь того, что в прикупе могут быть две бубны. Но даже если бы Юг не купился на эту уловку и пошел в бубну сверху, он взял бы две взятки и разделил бы победу с Западом (Юг и Запад записали бы по 15 вистов на Востока). В любом случае, Запад сыграл единственным способом, позволяющим выиграть распасовку путем перебора лишней взятки. Обратите внимание, что Запад мог пропустить первую черву, которую взял бы Юг, но тогда Юг пошел бы добирать пику, а Восток снес бы трефу — появилась реальная угроза взять пять или шесть взяток.

С чего начать?

Как начинать розыгрыш распасовки, имея на руках карты:

 KQJ7  K8  K7  987?

Невозможно ответить, если не уточнить, какая пулька. Если играется коллективная «сочинка» и будет сделано два хода из прикупа, то вопрос преждевременный — многое прояснится после этих двух ходов. Если такая карта придет на распасовке в «гусарике» («сочинском» или «ростовском»), то нужно сыграть надежно на выигрыш 6:41 — сделать так называемую «профилактику» в пике, пойти королем пик, затем королем треф, бубновым королем и, наконец, восьмеркой треф. Если восьмерка удержит взятку, отдаем бубновую семерку и надеемся, что в пике у противника нет комбинации 1098.

Если вы играете в коллективную «ростовскую» пулю, то, скорее всего, с такой картой следует избрать выжидательную тактику. Дело в том, что, сыграв надежно на три взятки — профилактика в пике, затем королем треф, бубновым королем, восьмеркой треф, — вы рискуете «надежно» проиграть распасовку без борьбы, потому что выиграть с тремя взятками можно при одном-единственном распределении взяток 4:3:32. Выжидательная тактика сводится к попытке отдать хотя бы одного из двух вторых королей или дождаться, что противники разыграют пику, которая должна лежать 2:2, и туз должен находиться перед нами (либо с него пойдут). Поэтому лучшим ходом, пожалуй, будет девятка червей. Кроме того, возможна ситуация, с которой мы уже встречались при косом раскладе, если таковой обнаружится, — нам могут потребоваться пиковый и бубновый контроли (семерки) для того, чтобы отдать ход нужному оппоненту.

Аналогичная проблема в следующем раскладе:  AJ97  J  K8  K97.

Велик соблазн снести одного из королей (лучше бубнового) на втором круге треф. Но для этого нужно сначала отойти валетом треф, а затем переключиться на другую масть. Во-первых, мы таким первым ходом обнаруживаем синглет (с большой вероятностью враги больше не пойдут в эту масть), а во-вторых, у нас нет беспроблемной масти (за исключением бубны), с которой мы могли бы пойти без риска «наиграть» себе лишнюю взятку. Я бы предпочел прямую бесхитростную игру на этой карте: J — K — 8.

Технические приемы розыгрыша

Предыдущий пример выявил две проблемы в подаче материала: во-первых, следует попутно давать объяснения некоторым произвольно вводимым терминам — таким, например, как «беспроблемная масть»; а во-вторых, давать определения некоторым способам розыгрыша или тактическим уловкам. Назовем их техническими приемами. Постепенно разных технических приемов наберется в арсенале десяток-другой — и нам будет, чем разнообразить игру. Например, ход с синглета, определенно, является техническим приемом розыгрыша. Как и любой другой, он имеет свои плюсы и минусы. Попробуем их определить. К плюсам, безусловно, относится то, что мы избавляемся от приемов в одной из мастей и получаем возможность проноса при повторном ходе в эту масть. Отрицательной стороной этого приема является то, что мы проясняем оппонентам расклад — часто можно вычислить, что ход был именно с синглета. Кроме того, не всегда, выходя с синглета, мы избавляемся от приема, иногда — от отдачи. Тем не менее, если есть возможность попытаться организовать пронос без лишних проблем для себя, почему не попробовать?

 K  K7  A1097  Q97. Достаточно очевидный план розыгрыша на первой руке: сделать первый ход королем пик и продолжить бубновой девяткой. Вероятность получить в бубне лишнюю взятку невысока — 0,087 (только при раскладе 4:03). Если партнер ответит в пику, короля треф можно будет пронести. Если пойдут в трефу, возьмем королем и вернем мелкую трефу. Максимум две взятки (если не вырежут дважды даму червей), и использован шанс на то, чтобы ограничиться одной.

Ход с синглета дает такой простор для рассмотрения всевозможных ситуаций, что мы постараемся рассредоточить эти ситуации в пространстве нашего повествования, иначе уйдем от этой темы не скоро. Достаточно для начала привести такое соображение: при игре в «гусарика» структура карты подсказывает, по какому сценарию может развиваться распасовка. Представьте, что у вас контрольная карта (тузы и семерки), а в одной из мастей есть синглет, что-нибудь типа  AJ7  A7  9  KJ107. Вы можете предположить, что противник хочет отобрать какие-то короткие масти, а фиксированно отдать вам ход он может только в бубнах. Есть смысл немедленно атаковать бубновую масть — большая вероятность, что синглетная девятка будет перехвачена. Если противник не станет отбирать черву, вы сделаете в этой масти профилактику и отдадите ход в трефе, чтобы не угадывать количество карт в черве или пике. При другой структуре карты, например:  K97  J10  9  KQ107, — лучше имитировать синглет — пойти валетом треф и, не добирая десятки треф, девяткой бубен. Это уже другой прием — имитация синглета. Если партнер поверит в трефовый синглет, он может перехватить бубну, отобрать все свои червы и пики и сдаться семеркой бубен, на которую вы снесете трефу. Если бубну не перехватят, благоразумно добрать трефу, тем более что она может быть отдачей.

У имитации синглета тоже есть свои плюсы и минусы. К достоинствам стоит отнести введение партнера в заблуждение относительно расклада: поверив в короткость в масти хода, он может неправильно сконструировать вашу руку и перехватить действительный синглет или же сыграть с глубоким добором в масти, где у вас две карты. Кроме того, появляется возможность снести карту масти мнимого синглета, так как противник поостережется в нее ходить. И еще одним, возможно, самым большим, плюсом является то, что партнер будет вынужден разрабатывать ваши проблемные масти, которые вы не хотели бы трогать сами. Поэтому имитация синглета наиболее эффективна при отсутствии плотности в других мастях: Q97, K108 и т.п. Большой минус этого приема заключается в опасности сохранения приема длительное время, а также в утрате инициативы — ведь вы отдаете ход противнику. Представьте, что против ваших  K97  J10  9  KQ107 у партнера  J10  AQ87  AJ7  9. Отдав трефу на валета и перехватив бубновую девятку, он отберет две пики и черву и, когда вы пустите девятку червей, пойдет от безысходности семеркой треф — и все остальные взятки будут вашими (вы проиграете распасовку 6:4). В то же время, если бы вы сыграли прямолинейно J — 10 — 9, он бы взял бубну и остальные семь взяток. Но мастерство как раз и позволяет определить, когда ходить с синглета, а когда имитировать синглет; когда добирать, а когда — не добирать.

1В «ростовском гусарике» надежность особенно важна, так как разница между выигрышем 6:4 и 7:3 — всего пять вистов, а при проигрыше 6:4 (если не сделаете профилактику в пике, а потом не угадаете количество пик) вы дадите «оборотку» в 60 вистов.

2Да и в этом случае придется делить победу с кем-то. Максимальный выигрыш — десять вистов.

3Или 3:0, если одна бубна (не восьмерка) в прикупе.

Комментарии могут добавлять только зарегистрированные пользователи.