Класс игрока определяет гора.

 

Шулерские приёмы и «пляжные истории» (часть III)

Сменка №2. Рука «Миссисипи»

Восток получает такую карту:  AKQJ  AKQ  AK  J. Запад на первой руке говорит мизер. У Востока, если только он ничего не заподозрил, нет шансов «уклониться» от девятерной: похоже, не существует мизера, который можно проиграть, когда один из вистующих имеет такую карту, которую собрал Восток. Кроме того, чего бояться? Кажется, что девять взяток есть с руки. Восток перебивает мизер девятерной и покупает бубновую даму и червовую десятку. Две червы отправляются в снос, а Восток задумывается над проблемой: сколько заказать.

При чужом ходе в козырном контракте могут подстерегать некоторые опасности. Во-первых, могут убить трефу или бубну (вероятность расклада 5:0 составляет 0,0325). С учётом того, что пять карт в одной из этих мастей должны быть у определённого игрока, а именно у Запада, которому принадлежит первый ход, эту цифру надо поделить на два, а поскольку Восток опасается не за одну, а за две масти, то он умножает эту вероятность на два. «Итак, — рассуждает Восток, — вероятность того, что Запад «скопил» пять карт в бубне или трефе, равна 3,25%. Не так уж риск и велик. Но, с другой стороны, если Запад имеет пятёрку в одной масти, это обстоятельство значительно увеличивает вероятность того, что Юг мог собрать пятёрку в другой. Тогда может получиться «мельница» — один бьёт трефу, другой бубну. При раскладе козырей 2:2 можно отдать четыре взятки, так и не получив хода. Наконец, в-третьих, при раскладе козырей 4:0 (вероятность 0,0867) может произойти непоправимое: первым ходом попадут в козырь и опередят в козырях».

Все эти опасности маловероятны, но если уж «несчастный случай» произойдёт, то, как говорится, мало не покажется. Поэтому Восток заказывает девять пик. Рассчитывая, что уж лучше он подсадит вистующих, чем сядет сам. Полный расклад в этой сдаче такой:

 
 
 
 

Запад атакует тузом червей, и Восток берёт ровно четыре взятки. Один опытный и мудрый человек, получив такую карту, спохватился, но слишком поздно (он был достаточно опытен и мудр, для того чтобы узнать «руку Миссисипи»32, но недостаточно мудр, чтобы сказать пас на мизер). Как он рассказывал сам, сомнения закрались ещё до взятия прикупа, но он загадал: если в прикупе будет бубновая дама и червушка — сдача подложная. Когда сомнения исчезли, он задумался над тем, как минимизировать потери, и заказал девять треф, к немалому удивлению и смущению своих «партнёров». Кстати, в таких случаях неопытные исполнители могут, от растерянности, запасовать. В нашем случае девятерная была завистована и Восток сел без одной, проиграв 85 вистов (играли в сочинку втроём) вместо уготованных ему 394 на пиковой девятерной. Кстати, пас на мизере стоил бы ему и того меньше — всего 33,33 виста, но он посчитал, что «развеивание сомнений» стоит того, чтобы быть оплаченным 50 вистами.

Сменка №3

Торговля:

SWE
6 Мизер 9
9 Мизер без прикупа Пас
Пас    
 
 
 
 

Юг ходит королём червей, отбирая у Запада единственную отдачу. Восток берёт тузом и «включает» Запада семёркой пик. Девять взяток. Грубовато... Но эффективно. Такую «нахальную», очевидную сменку могут «бросить», когда не жалко потерять партнёра, когда и без того ясно, что пулька эта — последняя, а на скандал и отказ платить лох не отважится.

Сменка №4

 KJ10987  -  KJ97  -. Сидя на месте Запада на первой руке получаете такую карту и заявляете: пика. Партнёры, недоуменно переглянувшись, пасуют. Покупаете туза и даму пик и заказываете 8. Бубна, как и следовало ожидать, «закосила в ноль». Неплохо придумано, правда? К сожалению, в реальной жизни всё происходило совершенно иначе. Торговля была такой:

SWE
  Мизер 9
Пас Мизер без прикупа Пас

Запад вышел семёркой пик и обнаружил двойной ренонс в этой масти:

 
 
 
 

Семёрка удержала взятку, но, что ещё более неприятно, Юг не снёс бубнового туза — свою верную взятку. Туз действительно взял взятку, но только на четвёртом круге розыгрыша бубны: Запад вынужден был трижды ходить в бубну сверху, потому что четыре взятки на мизере хоть и много, но всё же лучше, чем семь.

Сменка №5

 
 
 
 

Запад играет мизер. Ход Юга. На этом мизере разыгрывающему ничто уже не поможет: любые меры предосторожности, любые «безопасные» сносы уже не в состоянии уберечь его от «паровоза» на пять взяток. Даже если Запад оставит три трефы, вистующие построят розыгрыш таким образом, чтобы им не пришлось ничего угадывать. Сначала они отберут AK, снося с руки Востока две старшие трефы. Затем перейдут по черве к Востоку и, добирая черву два раза, снесут две трефы с руки Юга. После этого Восток выходит в семёрку треф, а с руки Юга сносится последняя пика.

 Сменка №6

На вторую руку приходит такая карта:  J10987  9  -  A987.

Вопрос заключается в следующем: пойдёт или не пойдёт? Вообще говоря, двухмастный мизер с перехватом имеет положительное матожидание. В колоде есть девять карт, покупка любой из которых делает мизер чистым: четыре червы, три пики и две семёрки. Вероятность купить хотя бы одну из них составляет

9/22 + 13/22 * 9/21 = 0,66.

Кроме того, можно купить одну из двух восьмёрок, которая, как правило, не ловится. Да и голая девятка будет ловиться не всегда. Если же не повезло ни с прикупом, ни с раскладом, всегда есть возможность перехватить и взять максимум две взятки.

На первой руке говорят раз. Сомнения исчезают — мизер. В прикупе туз и король треф. Расклад такой:

 
 
 
 

Что бы ни снёс злополучный Запад, он получит свои семь взяток. На первые три хода в пику Восток сносит три червы, а на четвёртый, «запускающий» ход Юга семёркой треф — последнюю черву. Раскладов такого типа можно придумать сколько угодно. Часто вместо девятки треф кладут восьмёрку — в расчёте на то, что никто не оставит вторую восьмёрку: действительно, будет весело, если голая восьмёрка не ловится, и вистующие проверят, не застраховался ли мнительный мизерящий от «паровоза». Но девятка — «надёжнее», она не оставляет ни малейшего шанса.

32 Вероятно, расклад назвали в честь одной из крупнейших в мире рек длиной (от истока Миссури) 6420 км (вполне сопоставимо с длиной червы у Запада).

Сменка №7

Хитрая «засада» может ждать мизерящего и со своего хода:

 J987
 Q8
 J1087
 -

Прикуп:
 K
 8

Те же самые соображения о положительном матожидании мизера. Вероятность покупки одной «своей» (10 из 22) составляет — + — o — = 0,71. После этого ход восьмеркой треф имеет очень большие шансы на успех. Редко кто не идёт на такой мизер. В прикупе король с восьмёркой в «пустую» масть.

Ловятся обе восьмёрки:

 
 
 
 

В какую бы восьмёрку ни пошёл Запад, её возьмут, отберут ещё четыре взятки и отдадут взятку на вторую восьмёрку, а вместе с ней — паровоз на пять взяток. Если разыгрывающий побоится оставлять две восьмёрки и решит сыграть «наверняка» — на две взятки, то он оставит восьмёрку с фигурой и, по логике, пойдёт сверху. В этом случае фигура перебивается, а дальше происходит то же самое.

Интересный приём применил против такой сменки великий преферансист Плюто. Он сделал первый ход восьмёркой червей, а на семёрку треф сбросил короля червей и, как свидетельствуют очевидцы, мягко улыбнулся «честной компании». Плюто был знаменит в годы моей юности, и про него ходили легенды. Как видно из этого случая, «сменку» может пропустить и мастер. Но только великий мастер умеет обратить поражение в победу. (Очевидно, Плюто вовремя догадался, что «пропустил» сменку, потому что, если восьмёрка треф не ловится, его противникам было бы не из чего выбирать и они ловили бы короля червей.)

Другая, не менее красивая «оборотка» против этой сменки такова: первый ход — дамой треф. Её перехватывают, добирают четыре взятки и пытаются «включить» семёркой треф, на которую сносится восьмёрка червей (для красоты — король червей).

Байки о сменках

Самое первое из известных мне упоминаний о раздаче специально заготовленного расклада относится к игре В. Г. Белинского с И. С. Тургеневым33. Писатель сдал критику восьмерную (на которой тот остался без четырёх), отомстив таким образом и за Гоголя, и за всю русскую литературу. Правда, обернули дело шуткой, денег с «лоха» не получили — простили, разрешили не писать в гору. Тот, говорят, обиделся и просил впредь больше «сменок не кидать».

Если мы с Е. В. Витковским правильно реконструировали эту ситуацию, описанную А. Я. Панаевой, то партнёры Белинского посмеялись над вечной «плаксивостью» Неистового Виссариона, который играл плохо, но не мог этого признать, а все свои неудачи объяснял хроническим «непером». Вам, наверняка, знаком такой тип людей, любезный читатель.

Эта история — первая, но далеко не единственная.

Если плохо со зрением, может выручить осязание

О том, что в момент напряжённой игры у человека задействованы все органы чувств, включая шестое, знают или догадываются многие. Но, к сожалению, не все игроки целиком полагаются на свои ощущения. Например, скрипку, описанную в этом разделе (см. «Шансы под съём»), зачастую можно распознать по запаху. Дело в том, что заточенные торцы карт для прочности обрабатывают лаком, эпоксидной смолой или, на худой конец, натирают чесноком. Иногда колоду невредно понюхать.

С распознаванием сменки связана такая забавная история. Одному человеку приготовили сменку, предполагающую крупный подсад на мизере. «Заряженную» колоду положили на балконе. В нужный момент исполнитель вышел покурить... Короче говоря, на следующей сдаче жертва получает свой мизер, но заявку не делает, перебирает карты и в задумчивости говорит:

- Пожалуй, на мизер не пойду: те были теплее...

Он почувствовал разницу в температуре карт!

Заряжай те же расклады, но в других мастях

Вспоминается и другой случай. Как-то раз, во время отдыха (или работы) в Сочи, к компании карточных аферистов прибился совершенно бессмысленный человек. Совершенно невзрачного вида, мелких форм, средних лет, в очках. В принципе, он тоже был мошенник, но ничего при этом не умел. Зато он был очень услужливый, оказывал бесконечные знаки внимания и уважения и постоянно просил дать ему как-нибудь заработать. Подумав, как бы его применить к делу, в конце концов решили, что Виталик (так его звали) будет носить сменки.

Он сразу согласился, ну а поскольку он ничего не знал, играть толком не умел, ему написали на бумажке расклады: в первой сменке должны быть такие-то карты, во второй — такие-то и так далее, — всего пять или шесть. Расклады он должен был заготавливать где-нибудь в укромном уголке, а потом приносить колоду к тому моменту, когда сдаёт его напарник.

Сам процесс подмены он исполнял великолепно: всё-таки это большое счастье, когда не нужно притворяться идиотом, а всё получается совершенно естественно. Картина была примерно следующая: преферансисты играют на лежаке, подходит этот Виталик с полотенцем в руках (полотенцем прикрыта сменка) и начинает приставать, почему они не купаются, расписывает прелести воды и полезность водных процедур. Преферансисты оправдываются, Виталик просит сигарету — у самого дальнего от него игрока, точнее, даже не просит, а просто лезет за ней, становясь коленями на лежак, чуть ли не на запись. При этом полотенце кладёт на карты. Прикуривает и продолжает балагурить. Сдаваясь на многочисленные просьбы дать поиграть спокойно, забирает полотенце и уходит. Колода, оставшаяся на столе-лежаке подменена.

Точно по такому же сценарию Виталик принёс и запустил ещё пять сменок. Партнёры его напарника-шулера, что называется, выли страшным голосом, потому что такого количества игровых несчастий, да ещё в одной пульке, с ними никогда раньше не случалось. Виталик буквально приносил им несчастье. Приносил в полотенце.

В какой-то момент этот Виталик подошёл, уже без всякого полотенца, и просто сказал напарнику на ухо, что расклады кончились. За каждую успешно исполненную сменку он получал по договорённости три рубля и хотел носить ещё и ещё, чтобы заработать побольше.

Его напарник задумался. С одной стороны, он не рассчитывал, что все заготовки будут использованы так стремительно. Да и партнёров уже было жалко. С другой стороны, если шанс проходит34 и люди не разбегаются с криками «Караул!», то почему бы не продолжать? Лишние деньги не помешают. Но писать Виталику новые расклады при партнёрах было как-то не с руки. И напарник решился: он сказал Виталику на ухо, чтобы он начинал всё сначала, но в других мастях.

Однако в следующей сменке уже всё было напутано. Сообразительности Виталика не хватило на то, чтобы поменять пику на черву. О том, почему Виталик больше не появлялся на пляже, все узнали от его напарника:

- Неадекватность его поведения оказалась ещё большей, чем я думал. После получения денег мы решили это дело отметить и пошли в какой-то кабак. Идём по аллейке в парке на Ривьере и оживлённо обсуждаем успешно проведённый день. Навстречу идёт женщина, довольно пышных форм. Вдруг Виталик бросился в сторону этой женщины. Уже в первый момент я напрягся, удивившись тому, что он, ни слова не говоря, вдруг куда-то побежал. Однако дальше произошло просто непредсказуемое: Виталик разбежался, подпрыгнул и буквально оседлал даму, вскочив ей на закорки (только спереди), обхватив ногами за талию, а руками ухватившись за грудь. При этом он энергично и сосредоточенно двигал тазом... Женщина, естественно, громко кричала.

Передо мной тут же остро встала проблема, как сделать вид, что он не со мной. Стал понятен смысл выражения «готов сквозь землю провалиться». Женщина продолжала верещать, кругом стала собираться толпа, послышались предложения вызвать милицию. Виталик спрыгнул с неё так же неожиданно, как и запрыгнул, и пошёл ко мне как ни в чём не бывало, призывая меня порадоваться вместе с ним пышности форм этой женщины. Мне ничего не оставалось, как сказать ему:

- Если ты когда-нибудь при встрече со мной дашь понять, что мы с тобой знакомы, я тебе сделаю больно. А теперь дёргай отсюда. Долю ты свою получил, покушаешь сам — не маленький.

Вот такой был этот Виталик, который хорошо носил сменки.

Самая выгодная сменка в преферансе

Существует такое понятие — «преферанс», не сама игра, а контракт. Это заказ 10 без козыря, причём таких, которые будут выиграны при любом раскладе, при любом ходе и при любом сносе. Если внимательно проанализировать, на какой карте можно заказать такой контракт, то окажется, что существует только одна комбинация: туз, король, дама в четырёх мастях. Действительно, что бы мы ни снесли и как бы ни разложили остальные карты, можно взять все взятки в игре без козыря. Любая другая комбинация не подходит, так как если даже во всех мастях есть туз и король (без дамы), то при сносе туза и короля в одной из мастей мы теряем над ней контроль. Следовательно, в каждой масти должно быть три старших карты. Так как мастей всего четыре, то 12 искомых карт — необходимый минимум для выполнения условия.

Зато если этот «преферанс» приходит, счастливчик закрывает пулю себе и всем остальным игрокам. Гору списывает до нуля и пишет на всех по 1000 вистов... т. е. получает призы «во всех номинациях».

В Кодексе преферанса ясно сказано, что это понятие неспортивное и не должно применяться. Действительно, в игре, где фактор везения не должен иметь большого значения, одна-единственная игра не может решать исход всей партии.

Вероятность появления такой карты на руках в честной игре так ничтожна, что она практически никогда не приходит. Так что, когда люди перед пулькой договариваются, сколько премиальных вистов запишет тот, кому придёт «преферанс», они напрасно тратят время. С таким же успехом они могут условиться о том, что будут делать в случае столкновения Земли с кометой во время пульки.

Если же вам всё же доведётся увидеть этот расклад в жизни, можете быть уверены на 99,99%, что человек играет нечестно. Некий юный игрок спорил с автором Кодекса (и этой книги), утверждая, что его дедушке преферанс приходил два или три раза в жизни.

В ответ автор высказал предположение, что либо дедушка очень долго живёт, либо мошенничает, либо просто преувеличивает. Это можно доказать на основе теории вероятностей. Судите сами: вероятность этого расклада так мала, что если играть в преферанс 24 часа в сутки, не прерываясь на сон и отдых, играя каждые пять минут по сдаче, то для того, чтобы такая карта пришла на руки хотя бы одному из играющих, необходимо 716 лет. Поэтому, несмотря на то, что мы в главе «Безопасность игры» уже рассматривали этот контракт, я думаю, что будет нелишним ещё раз его упомянуть именно в разделе о шулерских приёмах. Потому что чаще всего мы здесь имеем дело именно со сменкой.

Мне самому доводилось видеть у себя преферанс, причём много раз, но всегда он был искусственного происхождения. В 1976 г., будучи студентом факультета журналистики МГУ, я проходил практику в славном городе Одессе. Работал в газете «Вечерняя Одесса». Разумеется, практиковался в основном в игре в карты.

Занесло меня как-то раз в некое общежитие. Играл я совершенно бездумно — с кем придётся, нимало не заботясь ни о получении выигрыша, ни о собственной безопасности. В этой общаге моими должниками стали два дюжих хлопца, бывшие моряки. Денег у них не было, в чём они мне честно признались (сразу после окончания игры), добавив, впрочем, что если бы и были, то мне они их всё равно не отдали бы.

Конфликта, тем не менее, не произошло. Видимо, здоровяки прониклись ко мне каким-то тёплым чувством, поэтому предложили, чтобы я играл на пляже в Аркадии, а они будут получать деньги. Надо заметить, кстати, что получение выигрыша с должника в Одессе в то время представляло собой некоторую проблему (об этом, в частности, косвенно свидетельствует одессит Анатолий Барбакару в своих «Записках шулера»).

Я согласился. У меня даже появилось родительское чувство ответственности за то, чтобы мои хлопцы были накормлены и, главное, напоены. А поскольку аппетит у них был всегда хороший, а жажда — просто неуёмная, то я пошёл по стопам вышеупомянутого дедушки и в какой-то компании, совершенно обнаглев, раздал этот преферанс дважды за один день.

33 Подробнее см. очерк о Белинском в разделе «История и культура».

34 Лохи хавают.

«Как меня лох кинул...»

Один почтенный играющий, высочайшего, между прочим, класса, как-то говорит мне:

- А хочешь, я тебе расскажу историю, как меня лох кинул?

- Конечно, — говорю, — хочу.

- Тогда слушай. Был у меня постоянный партнёр, врач по профессии, пожилой респектабельный человек. Играли всегда у него дома, преимущественно в деберц. Очень он любил эту игру. Играли по маленькой и всегда только на наличные. Помногу он никогда не проигрывал — так, полтинничек, соточку — видимо, из тех, что удавалось заначить от жены из приношений на работе, из «левых», так сказать, денег. Да и я, признаться, плотоядных мыслей по отношению к нему никогда не вынашивал, никогда не задумывал его «кинуть» основательно. В какой-то степени мне было приятно его общество, он всегда меня радушно принимал, вкусно угощал, игра протекала в обстановке исключительной и взаимной доброжелательности.

Почему я его обыгрывал? Не знаю даже, как можно объяснить наши отношения. Я рассматривал его проигрыши как плату за школу игры, так что ли? Ну и, конечно, проклятые волчьи инстинкты, вырабатываемые нашей профессией. Ведь как рассуждаешь: поди не кисло один-два раза в месяц навестить клиента, приятно пообщаться и заработать «без греха» соточку. Имей десяток-другой таких партнёров — чего ещё желать?

Старик мой был забавный. Играть любил и замазку знал крепко. Имеет, к примеру, в потайном кармане полтинник. Проиграет, заплатит. Ну, вроде бы всё, спасибо за игру, до свидания. Ан нет! «Подожди, — говорит, — и начинает по всем карманам шарить. В каком-то из пиджаков в шкафу выискивает пятёрочку. Радуется тут же, как ребёнок. — Вот! Нашёл! Давай сыграем ещё партеечку — на пятёрочку!» Я ему никогда не отказывал, да и невозможно было бы отказать, если бы даже захотел, — обидел бы и потерял бы партнёра.

В тот день всё шло, как обычно. Он проиграл свой обычный полтинник, я уже начал прощаться, но он меня держит — ищет деньги по всем карманам. Нашёл сколько-то там, рублей шесть. Сыграли на шесть рублей, я выиграл. Ты ж понимаешь, мне эти шесть рублей так сильно нужны... Могу и не брать вовсе. Но у нас принцип, традиция — в долг мы не играем, а если есть наличные — не имеешь права отказаться, должен уважить партнёра. «Всё, — говорю, — спасибо за игру». — «Нет, — говорит, — погоди, там ещё в столе какая-то мелочь завалялась». Выдвигает ящик письменного стола и начинает лихорадочно там всё перебирать и извлекать то рубль, то 20 копеек... А куш-то ему хочется назначить как можно больше, поэтому он боится найти не всё и копается страшно долго. «Ладно, — говорит, — потом выну ящик и всё вытряхну на диван. Короче, играем на все деньги, которые есть в этом ящике, согласен?» — «Ну, что с Вами делать, идёт».

Начинаем партию. Я сколько-то там веду, на записи очков по 200. Он тасует карты для очередной сдачи и вдруг! как грохнется со стула на пол! Я бросаюсь к нему. Он хрипит: сердце. Начинаю метаться: валидол, вода, что там ещё... Перенёс его на диван. Он лежит, но чем всё это кончится — пока непонятно. Ты поставь себя на моё место: хороший номер? Мы в квартире вдвоём. Не дай бог, коньки отбросит! Караул! Минут через пять дыхание у него стабилизировалось, пришёл в себя.

- Ну, — говорит, — отпустило. А как худо было. Встаёт с дивана. Массирует грудь.

- Ты извини, — говорит, — бывает. Ладно, чья сдача?

- Какая сдача! — говорю. — Ложитесь, отдыхайте. Считайте, что я признал эту партию.

- Нет-нет! Ни в коем случае. Партию нужно доиграть. К тому же куш у нас с тобой серьёзный (смеётся и берёт в руки карты).

Я не знаю, как быть. Возражать как-то глупо, настроения играть тоже нет никакого: струхнул я за него, прямо скажем, не на шутку. Но, делать нечего. Сажусь напротив.

- Только, Володечка, ещё одна просьба: открой окно, пожалуйста, душновато как-то у нас, воздуху маловато.

- Конечно, — говорю, — и иду к форточке. — Может не стоит всё-таки играть? Вы переживаете, волнуетесь. Какая-никакая, а нагрузка всё же, на сердце-то.

- Ничего, — говорит. — Вот доиграем последнюю и больше не будем. Возвращаюсь за стол, поднимаю карты — он уже сдал, пока я ходил к окну.

У меня какая-то невыразительная карта, но есть тузы, десятки. Пасую. Он заказывает игру по первому козырю. После первого хода я понимаю, что схавал сменку: он объявляет 50, родили 50, ну, там белла, манела и все прелести. Мои тузы, естественно, не проходят, одним словом, классическая сдача на максимальный набор — 275 очков или сколько там, теоретически возможных. У него около 500 на мои 270. Он радуется: вот зашла мастишка! Я сижу, думаю: ерунда какая-то, какой смысл в этой сменке (если это была сменка), а по счастью такую карту поднять тоже невероятно. Но зачем?

Доиграли эту партию в одну сдачу, он выиграл и торжественно пошёл к письменному столу. Вытряхнул содержимое на диван и извлёк... пачку пятидесятирублевок.

- С тебя, Володя, — говорит, — ровно 5001 рубль 20 копеек. Рубль двадцать оставь себе, а остальные, пожалуйста, не задерживай. Как говорится, не хочу Вас огорчить, разрешите получить.

- Так это всё был спектакль? И сердечный приступ тоже?

- Да, мой дорогой, да. Я на досуге подсчитал баланс наших с тобой отношений и решил обнулить его. Ровно столько, по моим подсчётам, ты у меня выиграл за последние пару лет или, правильнее сказать, «из меня выдоил», выражаясь вашим профессиональным языком. Так что теперь мы квиты и игру на этом закончим, А то, что не совсем честно... Извини. Ещё раз воспользуюсь принятым в вашем кругу выражением: схавал — давись.

Что мне было ему ответить? Пришлось платить. Вот так меня кинул лох.

Защита от сменки

Если сменку удалось распознать по уже сданным .картам, то защита от неё в преферансе тривиальна: не делать заказ, на который рассчитывают мошенники, как это сделал преферансист с развитым чувством осязания, либо сделать нелогичный снос, как Плюто, либо заказать не тех козырей, вопреки логике и замыслу жуликов. Но как предохраниться от самого факта сменки?

Знающие люди советуют простой способ. Пометьте пару карт с лицевой стороны (лучше всего две семёрки или семёрку и туза) — поставьте незаметный штрих ручкой, которой ведётся запись, чуть заметную чёрточку. Никакого греха в этом нет: вы не метите карты, чтобы узнать их по рубашке, вы хотите всего лишь идентифицировать определённую семёрку или определённого туза.

В случае, если на руки придут искомые карты без ваших пометок, вы легко догадаетесь, в чём дело.

Подтасовка и вольт

Складка со стола

Есть значительно более простые (чем сменка) способы создания преимущества в качестве карты на руках. Собирая карты со стола перед сдачей, можно положить пару тузов и пару королей, перемежая их нужным количеством карт (по четыре карты между парами). Самая большая проблема, которую теперь нужно решить, это фальшивая съёмка, т. е. карты после съёма должны остаться в той же последовательности, как приготовлены.

Фальшивая съёмка: вольт и коробочка

Чтобы сохранить собранный расклад карт в колоде, нужно исполнить вольт (буквально — переворот), т. е. после съёма незаметно вернуть колоду в первоначальное состояние. Вольт считается технически сложным для исполнения шулерским приёмом. Способам, которыми он может быть исполнен, можно посвятить отдельную книгу. Довольно много внимания вольту уделяют карточные фокусники. Замечу только, что, в отличие от фокусника-манипулятора на эстраде, шулер делает вольт на столе. Исполнение этого приёма требует определённого хладнокровия и психологической выдержки: важно в нужный момент «пульнуть отвод», т. е. отвлечь внимание противника.

Если шулер играет с напарником, гораздо удобнее, проще и безопаснее вместо сложного вольта исполнять фальшивый съём, когда напарник только делает вид, что снимает. Простейший способ исполнения такого съёма называется мостик или коробочка. Игрок, дающий подснять, делит подготовленную колоду пополам, одну часть чуть-чуть выгибает и кладёт наверх. Его напарник, хорошо чувствуя на ощупь разницу между частями колоды, снимает верхнюю — выгнутую часть колоды, иными словами возвращает колоду в нужное, первоначальное положение.

Можно упомянуть ещё и широкий лист в качестве контрольной карты при съёме.

Известна также масса способов фальшивой съёмки, построенных просто на ловкости рук. При встрече могу показать. Описать словами не берусь.

Чёс

Складкой со стола можно собрать лишь несколько карт. Затруднительно сложить все 10 карт, которые придут после сдачи на одну руку, переложить их пустыми картами, да ещё проделать всё это так, чтобы партнёры не обратили внимания на ваши манипуляции. Поэтому шулер собирает только нужные 10, а должного распределения карт в колоде добивается специальной тасовкой, которая называется чёс35.

Нужные 10 карт кладутся в колоде сверху, шулер делит колоду пополам и начинает «вычёсывать» по одной карте — четыре из середины наверх, шесть вниз, две вниз, четыре из середины наверх, шесть вниз... и т. д. Это счётный алгоритм — так можно сдать себе все 10 нужных карт и две нужные положить в прикуп. Таким способом можно затасовать себе любую игру, в том числе и пресловутый преферанс. Безукоризненная техника владения этим приёмом позволяет сдать на вторую руку мизер с плохим прикупом. Чтобы фраеру случайно не повезло с раскладом, подтасовывают мизер типа 5-4 и синглетная дама, а в прикупе — туз и король той же масти.

Один преферансист с юмором вышел из ситуации, когда против него применили этот метод тасовки: он сделал изумлённые глаза, приложил руку рупором к уху и сказал: «Слышу чёс!». Таким образом дав понять, что приём этот ему знаком и применять его не стоит.

Фальшивая тасовка

Иногда возникают ситуации, когда заклад уже готов (начёсан, собран со стола или подменена колода), но шулеру нужно создать иллюзию тасовки. Есть много приёмов, позволяющих создать такую иллюзию. Они называются фальшивой тасовкой, или фалъш-тасовкой.

В зависимости от метода тасования различают тасовку в натруску, врезку, фальш-тасовку на столе, трещотку, веер, ласточкин хвост... Я думаю, описывать их словами — довольно бессмысленное занятие, будет не очень понятно. Поэтому ограничимся только упоминанием о том, что они существуют. А сама идея проста — создаётся, иллюзия, что карты тасуются, хотя на самом деле этого не происходит: их порядок в колоде остаётся неизменным. При хорошей технике тасования «одна в одну» можно добиться того же эффекта, не делая ложных движений. Вы можете сами проверить последнее утверждение, разделив колоду в 32 листа пополам, а потом ровно пять раз врезать половинки строго одну в одну — в раскладе ничего не изменится.

Пакет

Есть приём, почти безобидный, под названием пакет. Это несколько карт (или даже одна, обычно — туз), известных сдающему. В процессе тасования он держит эти карты (карту) сверху или снизу колоды, запоминает их место в колоде после съёма и видит при сдаче, куда они пойдут. Если карты попали противнику, это называется заслать пакет и даёт некоторое преимущество. Чаще такой пакетчик старается положить туза себе или в прикуп.

Не люблю «лоховские игры»

Мне мало приходилось играть в «лоховские» игры. Первая причина, вероятно, кроется в моей природной лени. Действительно, поиск и ведение «лоховской» игры назывались на языке профессиональных игроков «работой». И это действительно была тяжёлая работа со всеми непременными атрибутами подневольного труда: ранним подъёмом, неприятностями в случае опоздания или прогула (что твой выговор, даже и с занесением в личное дело, по сравнению с этими неприятностями!), подготовкой и поддержанием в рабочем состоянии инструмента, комплексным и встречным планом и т. д. и т. п.

Работа могла быть дневная и ночная, авральная и круглосуточная, в специфические периоды времени (например, во время призыва на действительную военную службу — возле городского военкомата) и, как правило, всегда опасная... Опасность была связана, во-первых, с возможностью противодействия со стороны самих «лохов», во всех случаях не желающих добровольно расставаться с деньгами, а во-вторых, со стороны милиции, стоящей «на страже» лохов и всегда готовой изъять у тебя не только «лоховские» деньги, но и твои собственные. И если со своими собственными психологически очень легко расстаться (считай, что проиграл), то для спасения находящихся в кармане «общаковых» люди были вынуждены прыгать на ходу с поезда и совершать иные рискованные действия.

Вторая причина моей нелюбви к этой «работе» (возможно, её следует считать продолжением первой) заключалась в обыденной мелочности выигрыша, который, будучи разделён на всех участников и долистов, превращался в сущие гроши. Аргументом против этой мелкотравчатости, копеечности игры «по маленькой» всегда служила фраза: «Зато — стопроцентовая!». Но мне как-то всегда претила жизнь запланированная, размеренная. Хотя многие так жили. Даже выдающиеся игроки. Лучший деберцист Советского Союза, у которого я брал уроки на пляже в Сочи, иногда просил меня подождать, пока он выполнит свой дневной план — 100 рублей. Это был его минимум. Не заработав этих денег, он и не думал об отдыхе.

Мне как-то всегда больше нравились игры, сулящие сразу большой выигрыш, но и связанные (неизбежно) в риском возможного проигрыша. За это приходилось выслушивать от коллег обидное слово «гладиатор» — так называли человека, предпочитающего «игру по бою», т. е. «лобовые» схватки с равным по силе соперником.

А третья причина заключалась в том, что «на работе» я чувствовал себя как-то неуютно. Мне всегда было неловко, как-то неудобно говорить «лоху» то, что требовалось по сценарию. Вероятно, по этой же причине мне сегодня не нравится сниматься на телевидении: нужно говорить, глядя в пустой глазок камеры, и представлять себе собеседника, которому интересно тебя слушать, нужно говорить с выражением, с блеском в глазах и с таким видом, будто тебя только что озарила эта мысль. А если мысль спорная, то нужно изобразить ещё и задумчивость и высказать мысль как предположение, с паузой, будто бы предназначенной для подбора нужного слова... При этом бывает стыдно перед оператором и другими присутствующими на съёмочной площадке людьми, которые слышат эту фразу уже третий раз подряд.

Что касается обычных лохов (не телевизионных), то дело для меня осложнялось ещё и тем, что почти всегда нужно было «плести», т. е. рассказывать заведомую небылицу. А любая ложь, как известно, впоследствии раскрывается — «нет ничего тайного, что не стало бы явным». И вот в предвидении этого разоблачения, в предугадывании чужого разочарования в тебе и негодования — начинаешь заранее краснеть. Эта способность и готовность краснеть, точнее, неспособность не краснеть вызывала больше всего насмешек коллег. Так что к дискомфорту человека, обманывающего доверчивого собеседника, добавлялся дискомфорт ожидания насмешки.

Мне почему-то сегодня хочется верить, что именно эта, третья, причина моей нелюбви к «лоховской» игре была главной.

Кстати, к большому моему сожалению сегодня и к вящей радости тогда, многие так называемые «лоховские» игры давали мне шанс не стыдиться своего обмана и применения шулерских приёмов, находить самому себе оправдание, потому что очень часто взгляд профессионала подмечал, что мнимая «жертва» сама пытается жульничать. Естественно, что вместо «праведного гнева» я спешил выказать полное равнодушие и не замечать даже грубых неловкостей неумелого исполнителя. Очень часто труднее всего было именно «не заметить».

Помню, как в Ташкенте играл в одном доме в компании пожилого человека, отставного офицера. Это был дом моего знакомого AK36. Поскольку в дальнейшем повествовании мне придётся обращаться к хозяину дома по имени, условимся называть его «ака», тем более что в Узбекистане это весьма распространённое обращение к старшему по возрасту и буквально означает «старший брат».

Так вот, этот «дедушка военный», играя в преферанс, всегда на своей сдаче долго искал туза, заглядывая под низ колоды. Потом тасовал так, чтобы этот туз оставался внизу. После съёма он клал две половинки колоды не просто с небольшим сдвигом (чтобы контролировать положение туза), а чуть ли не поперёк. При сдаче он не клал прикуп до появления туза и, если туз шёл ему самому, оставлял как есть, а если туз шёл не ему, то он клал его в прикуп.

Что было с ним делать? Возмутиться? Ни в коем случае. Я просто начал «кидать» ему сменки. Он мне дал моральное право на это. А туз в прикупе был неплохим подспорьем не только ему, но и мне. Правда, я не всегда знал масть. Мы терпели этого «пассажира» столько, сколько он приходил. Я думаю, что если бы мы помешали ему слать свой пакет, то он перестал бы ходить гораздо раньше. — Ака, — говорил я хозяину дома, — с этим человеком нужно быть поласковее: он наш кормилец.

35 От глагола «чесать».

36 По вполне понятным причинам я не хочу называть моего друга по имени, потому что боюсь поставить его в неловкое положение перед посетителями его дома, которые могут сделать скороспелые выводы и подумать, что по отношению к ним могли применяться те же приёмы, которые я собираюсь описать. На самом деле большинство игр в этом доме было вполне невинного свойства.

Лишняя карта

Комбинационные возможности

Лишняя карта на руках даёт огромное преимущество практически во всех играх, особенно в тех, где нужно собрать комбинацию карт: покер, сека, деберц...

И если в такой игре, как преферанс, «лишак» может не иметь такого большого значения, то, например, в покере, где на руках всего пять карт, получаемое преимущество трудно переоценить. Предчувствую на вашем лице недоумение: о какой лишней карте идёт речь? Ведь при игре в преферанс раздаются все карты! И если у кого-то есть лишняя, то кому-то не хватает!! Человек, получивший вместо 10 карт только девять станет нервничать, возмущаться... Всё правильно! Поэтому применять этот приём можно только в том случае, если заручиться безгласием хотя бы одного из партнёров. Это может быть либо напарник, либо (гораздо лучше) болван при игре в гусарика.

При сдаче шулер сдаёт себе 11 карт, а болвану девять. Потом одну ненужную сбрасывает болвану. Представьте, насколько лучше рука у человека, использующего этот приём. Никогда не бывает «плоских» раскладов типа 4:2:2:2 или 3:3:2:2. Часто случаются ренонсы. Больше крупных игр, больше подсадов у противника.

Но чаще всего, конечно, играются распасовки. На распасовке лишняя карта, если ей умело пользоваться, — это маленькое чудо! Непередаваемые ощущения! Огромное пространство для манёвра! А какой простор для творческого воображения! Представьте себе, что вы имеете возможность не просто улучшить свой расклад, но и избавиться от одной карты в любой момент. Зачастую человек не добирает взятку в одной из мастей и сидит — дрожит: угадает противник, куда включать, или не угадает. А вы смело не добираете сразу в двух мастях и отдаёте ход. Пусть угадывает! В какую бы масть ни пошёл противник, вы сбрасываете во взятку карту другой масти, а карту масти хода — к болвану.

Лишняя карта на распасовке позволяет сэкономить как минимум две взятки. Главное не перепутать и не забыть ничего, чтобы не получилось, как в анекдоте, что вы снесли бубну на черву, а черву на бубну. То есть я мог бы сказать, что для игрока, умеющего виртуозно исполнять лишнюю карту, преферанс, а точнее, гусарик, — это самая подходящая игра.

По-босяцки

Несколько необычный случай мошенничества в игре был зафиксирован в Киеве. Игра происходила один на один (в гусарика) между хозяином дома, зубным врачом солидного возраста и состояния, и одним выдающимся аферистом. Назовём его Альбертом, тем более что он иногда сам так представлялся. Познакомиться со своим партнёром доктору «посчастливилось» на юге, где они проводили время за преферансом и нашли друг друга людьми, приятными во всех отношениях. Дантист оставил новому другу свои киевские координаты и просил, как говорится: «Будете в Киеве...». И Альберту случилось-таки быть в Киеве (кажется, приехал специально «под доктора»).

Эскулап изрядно проиграл в гусарика и «отмазывался» в буру — то ли по предложению партнёра, то ли по собственной инициативе. Так что мошенничество, к описанию которого мы подходим, относится, скорее, к шансам, применяемым не в преферансе, а в буре. Тот факт, что началась игра всё-таки в преферанс, даёт основание включить этот случай в наше сугубо преферансное повествование. Далее излагаю рассказ Альберта от первого лица.

«Играем исключительно на наличные. Рассчитываемся после каждой партии. Лепило37 замазался основательно. Бабульки38, видимо, на исходе. Я понимаю, что второй встречи скорее всего не будет, поэтому постоянно говорю, что время позднее и мне пора уходить: он же кочет отмазаться и, во-первых, то и дело просит поднять куш, а во-вторых, не думает даже заикнуться об игре на-потуды39.

Я-то знаю, что у него лавы40 есть и не где-нибудь, а здесь, в хате. Не лавы, так цацки41. Мне какая разница? Короче, кончился у него налик, он куда-то ныряет42, приносит облигации трёхпроцентного займа. Ну, облигации так облигации, даже ещё лучше, чем цацки. Я, знай, своё пою: нужно заканчивать, ты и так уже много проиграл, не хочется у тебя последнее выигрывать, да и спать охота — скоро утро.

Надоело моему фраеру за каждой порцией облигаций в другую комнату бегать или подозрений в бедности не выдержал — несёт целую стопку облигаций и кладёт на пол, сбоку от столика, за которым мы сидим. Как платить — он нагибается и несколько штук берёт. А за окном уже рассвет, и доктор мой с тревогой на часы поглядывает. Я спрашиваю: «Что, созрел поспать?» А он говорит: «Да нет, жена скоро должна придти, с ночного дежурства». Я косяка давлю43 на стопку — очень приличная стопка, не успею выиграть. А оставлять жалко! Что же делать? — думаю. Снимаю носок и начинаю ногу тянуть к стопке. Нащупал, щипнул сверху двумя пальцами пару облигаций и на стул под себя. А выигрыш, когда получаю, туда же, под себя сую. Так время от времени цепляю горсть или щепоть (как правильно сказать, когда ногой берёшь?).

Партнёрчик мой, когда за очередным платежом вниз лукнётся44, так и всплеснёт руками: как быстро всё проиграл! — и бежит за новой стопкой. Еле-еле к приходу жены успели совместными усилиями. Да я её прихода опасался больше, чем он, — кому нужны скандалы! Так что, может, что и осталось у него из государственных обязательств, я не жалею — жадность фраера сгубила. Попросил я у доктора газетку, завернул в неё свои пожитки-нажитки и попрощался».

Кляуза

Наличие лишней карты на руках даёт возможность учинить кляузу, т. е. несостоятельную придирку, устроить скандал, что называется, на ровном месте. Например, при игре в деберц лишняя карта позволяет оспорить любую сдачу.

В безнадёжной ситуации, когда противник играет победную игру или когда собственный байд неизбежен, жулик, имеющий лишнюю карту, незаметно сбрасывает две карты одной масти себе во взятки и продолжает розыгрыш как ни в чём не бывало. Теперь у него на одну карту меньше, чем у противника. На последней взятке это выясняется: у одного карты кончились, а у другого ещё есть одна карта на руках. Как! Почему? В чём дело?!

Начинают считать карты во взятках — так и есть! В сумме 19 карт вместо положенных 18. Противник обвиняется в игре на лишней карте. Наказание за это — байд, т. е. все очки противника и свои пишет себе жулик.

Кроме того, что это очень некрасивый способ отъёма, у него есть существенный недостаток: его нельзя применить более одного раза. К тому же внимательный партнёр помнит ход розыгрыша и сразу обнаружит «фальшивую взятку». Тем не менее иногда этот номер проходит.

В преферансе этот кляузный номер осложняется ещё и тем, что лишняя карта может появиться только на своей сдаче. Возмущённый партнёр скажет, что сдавал не он. И хотя, по Кодексу, каждый сам обязан следить за количеством карт на руках, неприятный инцидент неизбежен. Нужно заметить, что это не самый умный способ распорядиться весьма эффективным шулерским приёмом. Ведь если «проходит» лишняя, не стоит «палить» номер по пустякам — точно так же, как при игре с маяком не следует ходить в третьего валета.

Бытовое приписывание

Есть такой простенький шулерский приём, называемый приписывание. Думается, что он даже и расшифровки особой не требует. Казалось бы чего проще — записывая, иногда чуть-чуть прибавляешь. Приписывание, однако, требует определённого навыка, известной техники и психологической продуманности. В старину было много всяких «примочек», таких как двойной мелок, которым игрок записывал при выигрыше один куш, а как бы невзначай прибавлялось два. Здесь главное — не перегнуть палку и не приписывать лишнего в каждой сдаче.

Компьютерная эра все эти проблемы благополучно разрешила. Машина честна и беспристрастна, а главное, не ошибается в арифметике.

Доходность шулерских приёмов

Математическое выражение «доходности» применения шулерских приёмов

Редко кто задумывается над тем, сколько «стоит» конкретно тот или иной шулерский приём. Пожалуй, даже не сразу понятно, что автор имеет в виду, вводя понятие стоимости. На самом деле, ничего удивительного в стоимости шулерского приёма нет. Например, когда человек говорит: «Знал бы прикуп — жил бы в Сочи», его можно спросить, по какой ставке и в какую пульку он играл бы, после чего несложно вычислить его средний предполагаемый доход, причём достаточно точно. Известно, что знание прикупа в сочинском гусарике приносит знающему в среднем 200 вистов в пульке до 50.

Иногда доходность шулерского приёма можно вычислить с точностью «до копейки». Потому что любой шулерский приём призван изменить вероятность выигрыша. А теория вероятностей — наука точная. Для иллюстрации рассмотрим пример с игральными костями. Один человек бросает две шестигранные игральные кости, а другой делает ставку на то, что выпадет комбинация 6-6.

Подсчёты в играх с костями даже как-то неловко называть математикой. Точнее было бы назвать их арифметикой, потому что они очень просты. Тем не менее жизненный опыт показывает, что многие люди, играющие в игры с костями (например, в нарды), зачастую имеют весьма поверхностное (а иногда и превратное) представление о вероятностях выпадения различных комбинаций. Между тем точное представление именно об этой стороне дела является основой класса игрока в любой игре, в том числе и карточной.

Бросок одной кости

Итак, одна игральная кость (представляющая собой кубик правильной формы, все грани которого равны45) может с равной вероятностью выпасть любой из своих шести граней. Что будет, если мы станем держать пари на то, что выпадет именно шестёрка? Чтобы игра была равной, противник должен «отвечать» пятикратным, т. е. за нашу ставку 1 доллар платить в случае выпадения шестёрки 5 долларов, потому что у него ровно в пять раз больше шансов, что шестёрка не выпадет. Если кинуть кубик шесть раз и все шесть раз выпадут разные грани, то мы один раз выиграем (5 долларов) и пять раз проиграем (по 1 доллару), оставшись в результате при своих.

Бросок двух костей

Теперь посмотрим, что будет, если мы бросаем сразу два кубика. На каждую из шести граней первого кубика приходится шесть граней второго. Число возможных сочетаний граней составляет 36 — шесть в квадрате. Все они представлены в табл. 1. Представим, что мы держим пари за то, что выпадет определённая комбинация, например 6-6. Какова должна быть выплата за 6-6, чтобы игра была равной? Тот же порядок рассуждений: единственной из 36 возможных комбинаций (6-6) противостоит 35 других, при выпадении которых мы проиграем. Соответственно выплата должна составлять 35:1.

Таблица 1. Возможные сочетания граней

1-1 1-2 1-3 1-4 1-5 1-6
2-1 2-2 2-3 2-4 2-5 2-6
3-1 3-2 3-3 3-4 3-5 3-6
4-1 4-2 4-3 4-4 4-5 4-6
5-1 5-2 5-3 5-4 5-5 5-6
6-1 6-2 6-3 6-4 6-5 6-6

А если мы ставим на выпадение другой комбинации, например 6-5?

Здесь кроется небольшой подвох, губительный для всех, кто о нём не знает. Дело в том, что вероятность выпадения комбинации 6-5 в два раза выше, чем 6-6.

Фактически комбинаций 6-5 две, а не одна: первый кубик (представим, что он красного цвета) выпал шестёркой кверху, а второй (пусть он будет синим) — пятёркой; красный — пятёркой, а синий — шестёркой.

В обоих случаях выпадает как бы одна визуально различимая комбинация 6-5. На самом деле их две, точнее, эта комбинация может быть образована двумя различными способами. Это хорошо видно в табл. 1: в правом нижнем углу таблицы с комбинацией 6-6 соседствуют две: 5-6 и 6-5. В игре одинаковыми кубиками эти комбинации внешне не различимы, но вероятности их появления отличаются в два раза. Возьмите пару кубиков и побросайте их, чтобы убедиться, что 6-5 выпадает примерно в два раза чаще, чем 6-6.

Какой же должен быть правильный ответ (т. е. выплата за выпадение комбинации 6-5), чтобы игра была равной? Ответ очевиден: 34:2=17:1.

Теперь вернёмся к нашему примеру: игрок ставит на выпадение 6-6, а банкомёт отвечает 35-кратным. С точки зрения математики игра совершенно равная. Повлиять на её исход может только счастье. Но представим, что игрок подменил банкомёту «честные» кости «нечестными». На каждой из шулерских костей две грани помечены как «шестёрка», зато нет ни одной «единицы». (На правильно размеченных игральных костях эти грани противоположны. Поэтому при выпадении цифры 6 на верхней грани вторая «шестёрка» будет не видна.) Теперь нагла табличка возможных сочетаний граней будет выглядеть иначе (табл. 2).

Таблица 2. Возможные сочетания граней с использованием шулерских костей

6-6 6-2 6-3 6-4 6-5 6-6
2-6 2-2 2-3 2-4 2-5 2-6
3-6 3-2 3-3 3-4 3-5 3-6
4-6 4-2 4-3 4-4 4-5 4-6
5-6 5-2 5-3 5-4 5-5 5-6
6-6 6-2 6-3 6-4 6-5 6-6

Вопрос о возможности быть уличённым в подмене оставим пока за скобками. Как видим, комбинаций 6-6 вместо одной стало четыре. Что произойдёт, если игра продолжится? За 36 кидков ду-шеш, по теории вероятностей, выпадет четыре раза и 32 раза выпадут другие комбинации. Игрок 32 раза заплатит банкомёту по 1 доллару и четыре раза получит по 35 долларов, т. е. наживёт за 36 кидков 140-32=108 долларов. Легко сосчитать, что доходность этой игры составляет для игрока 108:36=3, т. е. 3 доллара с каждого броска.

Если игроки будут играть в такую игру долго по одной и той же ставке и сделают, скажем, 1000 бросков, то, по теории, понтёр должен выиграть у банкомёта 3000 долларов.

37 Врач (блат.).

38 Деньги (шул.-блат.).

39 В долг (шул.-блат.).

40 Деньги (шул.-блат.).

41 Драгоценности (блат.).

42 Отправляется в укромное место (блат.).

43 Бросаю мимолётные косые взгляды (блат.).

44 Отправится, посмотрит (блат.).

45 Если это не так, все наши дальнейшие рассуждения теряют смысл.

Вероятность выпадения той или иной карты

С картами дело обстоит точно так же. Представим, что игра заключается в том, чтобы угадать достоинство верхней карты в колоде. Если это преферансная колода, то вероятность угадать составляет 1/8 (4/32). При справедливой игре отгадывающий должен получать семикратный ответ.

Представьте теперь, что игрок похитил из колоды банкомёта двух тузов. И всё время называет какие-то карты, отличные от тузов. Вероятность появления любой карты (не туза) составляет в этих условиях 4/30. Чтобы игра была равной, банкомёт должен платить при угадывании 26 к 4. А он платит 28 к 4, т. е. фактически переплачивает полкуша при каждом угадывании. В серии из 30 испытаний он переплатит 2 доллара при игре по 1 доллару. Таким образом, доходность этой игры можно оценить как 1/15 ставки в пользу игрока.

Если та же игра происходит краплёными картами, то игрок угадывает всегда. Доходность игры для него равна ставке. В каждом кону он выигрывает столько, сколько ставит.

«Ну, хорошо, — скажете вы. — Доходность шулерских приёмов в простых играх, основанных на вероятностях, оценить достаточно легко. Но как это сделать в преферансе!?»

Простой ответ на этот вопрос дать трудно. Вывод о преимуществе в 200 вистов в пульке до 50 сделан на основе статистических исследований. Если разобраться, что даёт знание прикупа, то можно выделить следующие моменты:

жулик не играет «паровозных» мизеров;

жулик торгуется при благоприятном прикупе и уступает игру при неблагоприятном;

жулик получает дополнительную информацию на распасовке (о двух отсутствующих картах)46.

Можно отметить и другие аспекты, например знание масти сноса. Но в этом случае мы стали бы говорить уже о доходности такого шулерского приёма, как краплёные карты. А сейчас пока рассматривается вопрос о доходности знания прикупа. Не знаю, насколько интересны эти наши исследования, но в студенческие годы мы ставили достаточно корректный эксперимент: один получал фору в размере 200 вистов, а другому позволялось смотреть прикуп. Играли, напоминаю, сочинку — гусарика до 50. Таких пулек было сыграно не счесть. Лично я не мог отдать предпочтения ни одной из сторон и соглашался играть как за тех, так и за других. Думаю, что наша оценка доходности близка к истинной.

Кстати, стоимость многих различных изменений в условиях игры была в своё время вычислена экспериментально. Какое преимущество дают краплёные карты при в игре деберц? Очевидно, что верхняя граница — 160 очков. Потому что при игре «открытые против закрытых» дают фору 160 очков (в партии до 501). Некоторые считают, что на 150 тоже можно играть открытыми, но точно сказать, какая фора «правильнее», вряд ли кто-то сумеет. Ещё одно эмпирическое наблюдение (вдруг оно вам пригодится) — игра на открытых картах в сочинского гусарика до 50 компенсируется форой в 1000 вистов. Хотите проверить — попробуйте.

Сравнительная оценка шулерских приёмов по критерию доходности

Можно задаться вопросом: на кой, извините, исследовать всю эту чепуху!? Целиком с вами согласен — для честной дружеской игры она совершенно бесполезна. Но при боевых, военных отношениях это знание может пригодиться. И совершенно не обязательно самому становиться жуликом.

Представьте, что ваш партнёр начал вам что-то «толкать». Ваши действия? Одна из возможных реакций — возмутиться и прекратить игру. Другая — примерно наказать, — желательно тем же оружием.

Если вы знакомы с теорией: распознали приём и знаете его доходность, все карты, как говорится, у вас в руках. Если вы играете сильнее на целую голову и оцениваете свой перевес, по крайней мере, вистов в 400 в пульке до 50, — то можно и потерпеть жульничество: преимущество всё ещё на вашей стороне. Ну а если вы не слишком разборчивы в средствах и считаете, что поведение партнёра развязывает вам руки47, то перед вами — огромный простор.

Контролька против сменки

Только что мы рассматривали случай с отставным военным, славшим пакет, пользовавшимся контролькой и получавшим сменку в оборотку. Если попытаться сравнить количественный перевес от каждого из этих приёмов, то нужно, очевидно, проделать следующие операции:

а) оценить доходность контрольки, учтя все факторы: увеличение номинала игры, если она есть; разницу между игрой и проигранной распасовкой и т. д.;

б) затем нужно разделить полученное значение на три, потому что исполнитель сдаёт не в каждой сдаче, а только в каждой третьей.

Мы получим численное значение его перевеса в вистах в расчёте на одну сдачу. После этого возьмём его проигрыш от сменки и разделим на общее количество сдач в пульке. Если баланс будет положительным, ограничимся одной сменкой. Если нет — кинем вторую, третью...

Чёс, вычисленный экспериментально

В общежитие московского института пришёл исполнитель. Он играл в преферанс в компании студентов-математиков целые сутки, выиграл все деньги и ушёл. Ребята, оставшиеся без стипендии, собрали все пульки и в задумчивости рассматривали исписанные листы. Какова вероятность того, что один определённый игрок из четверых сыграет так много крупных игр и останется в выигрыше один, а все остальные проиграют? Не слишком большая, не больше 1/10. Какова вероятность, что тот же игрок повторит результат в двух пульках? Вероятности следует перемножить. Значит, 1/100. За сутки сыграно 12 пулек. Выходит, что вероятность 12-кратного повторения одного и того же результата составляет 1/1012. Или одну триллионную. В честной игре такого не бывает. Следовательно, человек делал что-то такое, что позволяло ему играть большие игры раз за разом. Подтасовывал! Доказано.

Этика профессионального игрока и обывателя

Когда одному шулерскому приёму противопоставляется другой, статистически должен победить тот, чей приём имеет большую доходность. Подтверждение этой простой истины встречалось нам неоднократно: когда мы иронизировали по поводу контрольки против сменки (соотношение примерно то же, что у рогатки против крупнокалиберного пулемёта); когда говорили о полосатых картах, которые один читает только по мастям, а другой — «по мастям и по ростям»; когда вспоминали Джеймса Бонда с его сменкой против зеркального портсигара, и во многих других случаях.

Но тут возникает интересный вопрос: есть ли разница между применением шулерских приёмов и просто хорошей сводкой, например, получением большой форы в игре?

Один карточный аферист, одновременно мастер спорта по шахматам, выиграл приличные деньги в шахматы, сумев грамотно свестись. Придя в гости к шахматисту-любителю, он сказал всего одну нужную фразу: «А, я знаю, это — шахматные часы!». После этого они стали играть с хозяином в блиц, причём гость получал фору:, минуту на пять. Начали по мелочи, но всё время увеличивали ставку, а фору постепенно уменьшали. В конце игры уже гость давал хозяину минуту на пять.

Является ли подобное поведение спортивным или ничем не отличается от обычного мошенничества? Для меня это вопрос из области этики и даже, если хотите, нравственный.

В студенческие годы мой товарищ и постоянный долист «ударился в религию». Он провозгласил, что не станет больше обманывать людей, не будет играть «на шансах». Не отвергая возможности рассмотрения для себя этого вопроса в будущем и допуская, что оценка и позиция в принципе верны, — я выразил неподготовленность вот так сразу взять и отказаться от привычного образа жизни, уровня доходов, любимого занятия, в конце концов.

Но я уважал чувства своего товарища и признавал право человека на свободу вероисповедания. Однако поскольку до этого мы стояли друг у друга в постоянной доле, т. е. делили пополам всякий выигрыш и всякий проигрыш (независимо от личного присутствия при игре), то я предложил нашу концессию временно расторгнуть: мне стало бы невыгодно идти в долю к человеку, играющему по счастью, а ему — брать деньги, заработанные шулерской игрой, грешно. Я был движим соображениями справедливости, с одной стороны, а с другой — тайной надеждой: проголодается — вернётся.

Он согласился, и мы стали вести свои дела раздельно. Причём я думал, что он резко изменит образ жизни — перестанет играть, а будет больше читать.

Но буквально через несколько дней мы встретились утром у порога нашего дома (жили в одной комнате на Арбате), причём каждый пришёл с игры. Стали делиться впечатлениями. Оказалось, что он нажил значительно больше, чем я. Сражался в деберц на таких условиях: играл на открытых и по первому козырю, получая 360 очков форы. Зная, что эта комбинация считается равной при 290 очках форы, я сильно удивился: откуда взялось число 360? — Очень просто: с 380 скостили!

С этого момента мы спорим об этической стороне игры. Можно ли считать честной игрой поединок двух неравных по силе шахматистов? Или в боксе ситуацию, когда один противник весит 60 кг, а другой — 200? В том же боксе, между прочим, не запрещены движения, которые так и называются — обманными: противник замахнулся правой, а ударил левой. Хорошо ли это?

Мне кажется, что в профессиональной игре (будь то большой спорт или поединок двух карточных профессионалов) существует своя система ценностей, свой кодекс чести и свод правил. Для того чтобы судить, нужно побывать в шкуре этих людей, понять их мир. Нет ничего проще, чем подойти к ним с обычными мерками, но только много ли проку будет от поверхностных суждений?

Куда смотрит закон?

Постскриптум к разделу «Мошенничество в преферансе»

В не столь отдалённые времена существовали четыре статьи УГОЛОВНОГО кодекса, по которым можно было привлечь картёжника к ответственности. Прежде чем их комментировать, стоит привести текст целиком.

Статья 226. Содержание притонов и сводничество

Содержание притонов разврата, сводничество с корыстной целью, а равно содержание игорных притонов (выделено мной. — Д. Л.) — наказывается лишением свободы на срок до пяти лет с конфискацией имущества или без таковой.

Организация или содержание притонов для распития спиртных напитков, а равно систематическое предоставление помещений для этих целей — наказывается лишением свободы на срок до двух лет, или исправительными работами на тот же срок, или штрафом до трех минимальных месячных размеров оплаты труда.

Организация или содержание притонов для одурманивания с использованием лекарственных и других средств, не относящихся к наркотическим, или предоставление помещений для этих целей — наказывается лишением свободы на срок до двух лет, или исправительными работами на тот же срок, или штрафом до трех минимальных месячных размеров оплаты труда.

(В ред. указов Президиума ВС РСФСР от 15 июля 1974 г., от 1 октября 1985 г. и от 29 июня 1987 г.; законы РФ от 20 октября 1992 г. № 3692-1; от 18 февраля 1993 г. № 4510-1. — Ведомости ВС РСФСР, 1974, № 29, ст. 782; 1985, № 40, ст. 1398; 1987, № 27, ст. 961; Ведомости СНД РФ и ВС РФ, 1992, № 47, ст. 2664; 1993, № 10, ст. 360.)

Статья 148. Вымогательство

Требование передачи чужого имущества или права на имущество либо совершения каких-либо действий имущественного характера под угрозой оглашения позорящих сведений о лице или его близких, в собственности, ведении или под охраной которых находится это имущество, — наказывается лишением свободы на срок до трех лет, или исправительными работами на срок от одного года до двух лет, или штрафом до двадцати пяти минимальных размеров оплаты труда.

Требование передачи чужого имущества или права на имущество либо совершения каких-либо действий имущественного характера под угрозой насилия над лицом или его близкими, в собственности, ведении или под охраной которых находится это имущество, либо под угрозой повреждения или уничтожения имущества этого лица или его близких — наказывается лишением свободы на срок до четырех лет с конфискацией имущества или без таковой либо исправительными работами на срок до двух лет с конфискацией имущества или без таковой.

Действия, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные повторно, либо по предварительному сговору группой лиц, либо под угрозой убийства или нанесения тяжких телесных повреждений, а равно соединенные с насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевшего, либо с повреждением или уничтожением имущества, — наказываются лишением свободы на срок до семи лет с конфискацией имущества.

Действия, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, сопряженные с захватом заложников либо повлекшие причинение крупного ущерба или иных тяжких последствий, — наказываются лишением свободы на срок от пяти до двенадцати лет с конфискацией имущества.

Действия, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные организованной группой или особо опасным рецидивистом, а равно соединенные с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего, — наказываются лишением свободы на срок от шести до пятнадцати лет с конфискацией имущества.

(В ред. федерального закона № 10-ФЗ от 01.07.94 — Российские вести. 1994. 6 июля.)

Статья 147. Мошенничество

Завладение чужим имуществом или приобретение права на имущество путем обмана либо злоупотребления доверием (мошенничество) — наказывается лишением свободы на срок до трех лет, или исправительными работами на срок до двух лет, или штрафом до пятидесяти минимальных размеров оплаты труда.

Мошенничество, совершенное повторно или по предварительному сговору группой лиц, — наказывается лишением свободы на срок до шести лет с конфискацией имущества или без таковой или исправительными работами на срок до двух лет с конфискацией имущества или без таковой.

Мошенничество, совершенное в крупных размерах, или организованной группой, или особо опасным рецидивистом, — наказывается лишением свободы на срок от четырех до десяти лет с конфискацией имущества.

(В ред. федерального закона № 10-ФЗ от 01.07.94 — Российские вести. 1994. б июля.)

Статья 208.1. Организация азартных игр

Организация азартных игр (в карты, рулетку, «напёрсток» и другие) на деньги, вещи и иные ценности лицом, к которому в течение года применялись меры административного взыскания за такое же нарушение, — наказывается лишением свободы на срок до одного года, или исправительными работами на срок до двух лет, или штрафом до десяти минимальных месячных размеров оплаты труда, с конфискацией имущества или без таковой.

Те же действия, совершенные лицом, ранее судимым за преступление, предусмотренное настоящей статьей, — наказываются лишением свободы на срок до трех лет с конфискацией имущества.

(Введена указом Президиума Верховного Сонета РСФСР от 11 августа 1988 г.; в ред. закона РФ № 3692-1 от 20 октября 1992 г. — Ведомости ВС РСФСР, 1988, № 33, ст. 1081; Ведомости СНД РФ и ВС РФ, 1992, № 47, ст. 2664.)

Если рассматривать постулат «незнание законов не освобождает от ответственности» с точки зрения формальной логики, то можно легко сформулировать антитезис: «знание законов — освобождает от ответственности». Так оно практически и было на самом деле.

Помню, в Киеве произошёл такой случай: один проиграл другому в преферанс 5000 рублей и написал заявление в милицию (платить не хотел). Выигравшего вызывают в отделение повесткой и спрашивают:

- Такого-то знаете?

- Знаю.

- В карты с ним играли?

- Играл.

- 5000 выиграли?

- Выиграл.

- А деньги требовали?

- Э-э! Нет, начальник! Это мы ещё до начала игры с ним оговорили, что деньги не отдавать ни под каким видом...

Милиционеры расхохотались... Знатока законов отпустили с миром. Он понимал, что привлечь его в данном случае могут лишь за вымогательство, обвинение в котором он отверг с самого начала.

Доказать мошенничество было практически невозможно во все времена. Кроме заявления пострадавшего, необходимы были строгие доказательства — нужно было поймать за руку. Однажды на помощь пытались привлечь математику.

Судили поездных гонщиков, которые обыграли «лоха» в секу. У того было 30 очков, а у его противника — 31. Обвинение построили на утверждении, что такой расклад маловероятен. Призвали консультанта-вероятностника. Прокурор изложил доводы. Для пущей наглядности в ходе судебного заседания был произведён следственный эксперимент: судья сдавал карты, народный заседатель (в простонародье — «кивало») подснимал... Что вы думаете? Выпало на третьей сдаче! Именно 30 на 31! Удивительно! Видно, провидение защитило майданщика от неправедного суда (что за доказательство вины — такой следственный эксперимент!). Однако не исключено, что судья и народный заседатель были подкуплены и на скорую руку обучены...

Известны два-три случая, когда судили за оборудованную сложной подсматривающей аппаратурой48 квартиру или за содержание катрана49, но эти случаи единичны.

В нынешнем УК мне не удалось найти статей, напрямую предусматривающих наказания за азартные игры. Да и было бы удивительно, если бы они там были, — в век казино, тотализаторов, игровых автоматов, лотерей, бинго и повальной игры везде и всюду: на телевидении, радио... Получилось бы, что правительственные органы выдают лицензии на нарушение УК.

Играть сегодня — можно! И это здорово! Возможно, со временем законодатель найдёт способ отделять овец от козлищ и будет наказывать жуликов, а честных игроков и организаторов игр — поощрять. Ну, да это мечты! Не надо поощрять — пусть не запрещает.

46 В гусарика на распасовке прикуп не открывается.

47 Как говорили древние, suspento licente fede — подозрение освобождает от верности (лат.).

48 О таких приспособлениях подробно рассказано на с. 488-491.

49 Подпольного игорного дома.

Комментарии могут добавлять только зарегистрированные пользователи.