Колоду на стол.

 
Россия, Ростов-на-Дону,
«Наше время» №201—202, стр. 3
автор: .

ВСЕ ЦАРСТВА — В КАРТАХ

Один из самых оригинальных способов того, как восславить выдающихся людей прошлого и современности, был продемонстрирован во времена Великой французской революции.

Революционеры не только переделали календарь, а единственным, достойным поклонения божеством объявили Высший разум. Они решили переменить карточную колоду, истребив в ней малейший намек на дворянство и королевский двор. Вместо презираемых королей и их титулованных карточных сподвижников в колоде появились Вольтер, Руссо, Лафонтен, Мольер — французские писатели и философы, а также древние мудрецы и герои: Солон, Ганнибал, Брут, Гораций, Муций Сцевола...

Об этой революционной карточной колоде я узнала от Андрея АБРАМОВА, председателя Ростовского городского клуба интеллектуальных игр «Имя розы». О картах мы заговорили не случайно: Андрей давно их коллекционирует.

Сравнив возраст коллекции с летами коллекционера, я поняла, что истоки этой страсти относятся к его школьным годам, и не удержалась от вопроса: как же это вышло, что в то время, когда сверстники увлекались значками и марками, Андрея Абрамова потянуло к картам?

— Марки я тоже собирал. А карты... Очень мне понравилась одна колода — увидел ее в продаже. Не просто понравилась — потрясла. Не столько изображением, сколько идеей. Меня удивило, что игральные карты могут быть про что-то.

Колода называлась «Времена года»: четыре масти — четыре времени года. Я заинтересовался и узнал, что существует очень много колод — каждая на какую-то определенную тему. Именно эти, тематические колоды, и считаются коллекционными.

— И кто чаще всех в такой колоде заменяет королей, валетов и дам?

— Чаще изображают политиков, монархов, нынешних или правивших прежде.

А вообще карты бывают обо всем: об артистах, персонажах литературных произведений и опер, спортсменах...

— И даже о кошках и собаках?

— Обо всех и обо всем. Для любителей изобразительного искусства выпускают колоды с репродукциями знаменитых полотен: портреты, пейзажи — что угодно.

— Это уже не карты, а открытки.

— Фактически — открытки, которыми можно еще играть и в карты, поскольку они помечены знаком масти.

— Сейчас в продаже можно встретить и детские карты...

— Они не сильно отличаются от взрослых. Там часто изображают героев мультфильмов, известных сказок. Например, есть колоды с изображениями Микки Мауса или покемонов.

В классических детских картах обычно нет традиционных мастей. Колода для самых маленьких может состоять из персонажей нескольких сказок. Игрокам предлагается собрать изображения так, чтобы все персонажи оказались в одной сказке, каждый — в своей.

— Французские революционеры считали, что изображением на картах восславляют выдающихся людей.

Октябрьская революция в России тоже изменила карточные колоды? Ленин был

на месте карточного короля?

— В одном из каталогов мне попадалась колода с изображениями Ленина, Троцкого, Мао Дзедуна, Анджелы Дэвис, Че Гевары.

В России в советскую эпоху карт с изображением Ленина или других вождей революции быть не могло: иное было тогда отношение и к вождям, и к картам.

Сейчас — пожалуйста, и даже сколько угодно. И не только с вождями былых времен. Есть колода «Вся власть». На коробке — Ельцин. Внутри — Черномырдин, Жириновский, Хакамада...

— А Путин?

— Путина пока не видел. Но, наверняка появится. Раз на матрешках появился, значит, и на картах появится.

Политики меняются, но колоды с изображениями политиков не стареют. Остаются как моментальный снимок времени.

— Изображение на карточной колоде — это еще и своего рода реклама. Многие пытаются «засветиться» таким способом?

— Ефим Шифрин заказал и выпустил колоду, где на всех картах — только он: в облике королей, пиратов...

В Ростове хотели выпустить рекламную колоду в честь ростовских фирм — не вышло. Дорогое это удовольствие, и дело не такое уж простое.

— Коллекционеры обращают внимание на имена художников, рисующих карты?

— Ради них карты не коллекционируют. Не все, что имеет формат карты, интересно. Мне, например, хочется, чтобы в колоде были и короли, и дамы, и валеты, и четыре масти. Если художник оперирует в этих рамках и производит удачные остроумные замены, тогда это интересно.

— У России в мире коллекционных карт есть своя — заметная ниша?

— В России придумывание оригинальных колод не получило большого распространения. Тут Россия не блистала, но российские карты всегда славились высоким полиграфическим качеством. И сейчас, если Петербургский комбинат цветной печати постарается, колоды в руках держать приятно.

Хорошие колоды с российскими политиками — зарубежного происхождения. Художники — наши. Западные фирмы понимают, что российский художник лучше западного почувствует, как изобразить российских политиков: Хрущева — с початком кукурузы, Брежнева — с олимпийским мишкой...

— Тебя привлекает каждая новая коллекционная колода?

— Нет. Не покупаю эротические колоды. Все они — на одно лицо или, точнее, — на одну известную часть тела (как заметил крупный российский коллекционер карт Влад Бабаев).

— Игра, в которой участвуют коллекционные карты, доставляет особое удовольствие?

— В детстве, когда колод у меня еще было немного, развлекался тем, что раскладывал пасьянсы. На каждый пасьянс — своя колода... Это казалось шиком. Потом колод стало слишком много, да и пасьянсы поднадоели.

Сейчас изредка могу сыграть в покер, преферанс — тем, что под руку попадется. Для игры лучше колода обыкновенная. Именно поэтому в казино карты обычно просты. Американский стандарт. Все на одно лицо.

— Для игры в клубе интеллектуальных игр ты подбираешь вопросы, связанные с игральными картами?

— Цели такой не ставлю. За все время на клубных играх звучало три-четыре таких вопроса — не больше.

— Например?

— В XIX веке русские дворяне любили ездить отдыхать на "Карлушкину горку". Что это за горка такая?

— И что же?

— Монте-Карло.

... И, наконец, настал этот миг: Андрей разложил перед нами колоду, которую выпустила одна из старейших и известнейших фирм — французская «Гримо».

Впрочем, произошло это не вмиг. Положив на редакционный стол коробку, Андрей взглянул на нее так, что я спросила, не наденет ли он перчатки, чтобы извлечь колоду?

— Перчатки перед тем не надеваю, но руки мою, — серьезно ответил он и продемонстрировал твердое следование этому правилу.

Мы тоже исполнили этот обряд, после которого нам соблазнительно улыбнулись« звезды» мирового кино.

Расклад коллекционных колод был зрелищем завораживающим. Это редкое хобби сразу стало таким понятным...

Комментарии могут добавлять только зарегистрированные пользователи.