Пуля приходит и уходит, а гора остается.

 
Россия, Пермь,
«Звезда» №035,

ПРО КАРТОЧНЫЙ ДОМ И КОРОВУ НА КРЫШЕ

Председатель оханского клуба преферансистов Александр Милашин в Прикамье, особенно среди поклонников карт, — личность известная. Год назад Александр Васильевич стал победителем первого областного турнира преферансистов памяти Валерия Яборова — председателя областного фонда реабилитации осужденных. Настоящий мастер преферанса, он погиб в автокатастрофе. Брат погибшего генерал-майор Яборов вручил победителю турнира именной брегет. В самом Оханске популярность Александра Васильевича велика, и мне с ходу объяснили, что отыскать его «карточный дом» проще простого по характерной примете: на наличниках нарисованы пики, червы и прочие карточные масти. Хозяин встретил радушно. То, что он «человек азарта», потомственный карточный игрок, внешне никак не проявляется: неторопливый, спокойный, рассудительный. Александру Васильевичу — пятьдесят, он много лет работал в строительстве, но сейчас на пенсии по болезни: сердце. Весьма эрудирован, круг интересов картами не замыкается, и дом его я бы скорее назвал не карточным, а книжным. Книги занимают стены комнат от пола до потолка. Шесть тысяч томов! Есть в библиотеке Милашиных любопытные издания, посвященные карточным играм, в том числе — преферансу. — Играть в карты я научился раньше, чем читать, — рассказывает Александр Васильевич. — Учить меня этому искусству начал дед по матери Григорий Алексеевич. Игрок он был азартнейший. Участник первой мировой, дед рассказывал, как, вернувшись с фронта, наши деревенские мужики коротали зимние ночи. Играли чаще всего в банях — бывало, по нескольку суток, следуя принципу: «Карта не лошадь — к утру повезет!» Но случалось и фатальное невезение.

Дед вспоминал, как однажды проигрался в пух и прах, спустив за ночь золотые и серебряные часы, два нагана и шашку. И даже корову под плач моей бабки пришлось свести со двора, чтобы полностью рассчитаться за проигрыш. Сосед, который тогда выиграл, корову эту продал и на выручку купил тес, покрыл им крышу. И вся деревня, зная об этом, над Григорием Алексеевичем потешалась: «Глянь-ка, Гриша, твоя корова на крышу забралась».

- Круто! Мне лишь в книгах доводилось читать, как люди за карточной игрой спускали целые состояния.

- Ну, корова — это не все состояние. Дед моего деда, оханский купец Марк Ширинкин был игроком даже поазартнее, рисковее. Он скупал зимой рогожи и кули из них и по весне на своей барке вез товар вниз по Каме и Волге на продажу в Астрахань. Оттуда привозил арбузы, яблоки. Однажды он схлестнулся за картами с таким умельцем, что на отрезке пути от Беляевки до Оханска проиграл весь груз вместе с баркой.

- А вам доводилось проигрывать так жестоко?

- Бывали проигрыши, и ощутимые. Полагаться в картах только на везение нельзя, необходимы логика, опыт, постоянные тренировки, особенно при игре в терц, стос, рамс. Карточные азы я постигал с малолетства. Помню: мне шесть лет, а брату одиннадцать. Забравшись на печку, мы при свете керосиновой лампы режемся в подкидного, осваиваем другие игры. Подрастаю — и вот уже вчетвером коротаем зимние вечера, а то и ночи за карточным столом.

Играть «на интерес», по-маленькой, меня обучал профессиональный «катала» Володя Свигузов, наш сосед. Он в совершенстве знал «зоновские» игры — буру, очко и другие, поскольку, однажды сев по-малолетке, еще девять раз ходил «к хозяину». Освободится, отдохнет от решеток и опять натворит нечто противоправное. Мне он пояснял, что ему в зоне комфортнее, чем на воле: за счет карт там у него «все схвачено». Мне он говорил: «Не дай Бог, в тюрьму попадешь, в карты играть не садись. Азартный ты, зарываешься, и обдерут тебя, как липку».

В пятнадцать лет я, работая киномехаником, освоил преферанс. Игра по-настоящему захватила: не только интересная, но и, оказалось, престижная. Преферанс сближает людей различных социальных кругов. Например, когда я служил в армии — был ракетчиком в Казахстане — меня, рядового, молодые офицеры брали «четвертым» прямо из роты. Ясно, что потом — и послабления по службе, и лишний раз в наряд не пошлют. Тем более, что мой старшина часто оказывался моим карточным должником. В общем, карты подчас бывали как бы моим оружием и щитом.

- Александр Васильевич, но буквально десятилетие назад азартные игры у нас были под запретом. За их организацию и упечь могли?

- Подобный запрет — вовсе не изобретение недавних времен. Еще в 1641 году в России карточные игры запретили царским указом, а толку-то? Азарт не запретишь! Тем более — преферанс, пришедший к нам из Франции. Его расцвет приходится на девятнадцатый век. Играли аристократы, все балы, празднества сопровождались карточной игрой в специально отведенных комнатах. Неумение играть в преферанс считалось дурным тоном и приравнивалось к незнанию французского языка и неумению танцевать.

Тогда великолепием игроков славился Владимирский клуб в Санкт-Петербурге. Достаточно сказать, что его вице-председателем являлся светлейший князь Константин Алексеевич Горчаков — шталмейстер Двора его императорского величества. Под его патронажем прошел первый чемпионат России по преферансу. Конечно, тот преферанс был неизмеримо проще нынешнего, отличался, можно сказать, как телега от автомобиля. Но дух игры, ее элитарность сохранились.

Кстати, в военных училищах Запада преферанс включен в программу обучения курсантов, поскольку тренирует память и стратегическое мышление. В двух московских гимназиях он в качестве эксперимента введен, как учебная дисциплина.

А в недавнем прошлом милиция воевала, и вполне обоснованно, с теми «каталами», что «бомбили в поездах лохов», обирали богатеньких клиентов за игрой в «польского дурачка». А социальная верхушка играла в «преф». Среди руководителей разного уровня считалось хорошим тоном съезжаться на преферанс, как, например, иные съезжаются на охоту. Кто-то едет из азарта и любви к игре, кто-то — из соображений карьеры. Я этого не делал, но знаю: чего проще — дать замаскированную взятку, при хороших картах проиграв одну-две «пульки».

- На доходы с карточной игры можно прожить?

- Некоторые живут. Но везение в картах — вещь коварная.

- Как родилась идея создать в Оханске клуб преферансистов?

- Я знал, что в городе немало любителей этой игры. Ставки небольшие, по три копеечки. Собирались «подпольно» на квартирах, где хозяйки не очень ругаются, могут даже чаю игрокам поднести, а то и рюмочку. Считается, что у преферанса три врага: скатерть, шум и жена. Мысль «вывести его в люди» появилась у меня лет десять назад. Поделился ею с заведующим отделом культуры Валерием Демидовым. В декабре 1991 года провели в городе первый турнир, замаскировав его под «спортивный преферанс». Участвовали 12 человек, победителем стал Александр Шардаков, в ту пору заместитель главы райадминистрации.

Последующие турниры сделали Оханск привлекательным для игроков из Перми, Краснокамска, Чайковского. Бывали у нас и гости из Москвы, например, Альберт Минуллин, старательно продвигающий преферанс в массы. Однако эта игра не любит шума. Считаю оптимальным, если на турнир собираются максимум 24 человека, размещающиеся за шестью столами. Кстати, пермский турнир памяти Яборова собирает почти вдвое больше участников, что ощутимо усиливает не уровень игры, а нервотрепку.

- Чем вас привлекает «преф» и что вы пожелали бы всем заядлым картежникам?

- Преферанс, как большинство карточных игр, притягателен азартом, многовариантностью, риском проигрыша и магнитом выигрыша. Он — не меньшая страсть, чем охота или бега. С двенадцатого века, когда крестоносцы завезли карты в Европу, постоянными остаются лишь их масти да наименования. А правила игр постоянно усложняются, совершенствуются, требуя того же от игроков. А наши тренировки — игра.

Нынче в Чайковском должен состояться представительный турнир преферансистов, к которому готовятся и игроки нашего клуба. А пожелание всем поклонникам карт, в том числе и себе: пусть поскорее в Перми появится областная федерация преферансистов. В этом, кстати, нас поддерживает новый руководитель облспорткомитета Владимир Нелюбин. И еще пожелание: даже на высшем пике азарта сохранять максимум хладнокровия, чтобы не отвернулась госпожа удача. Главное — «не зарываться!». Иначе и ваша корова может очутиться на чужой крыше.

Михаил СМОРОДИНОВ

Скажите, люди...

Вы азартный человек?

Олег ФЕДОТКИН, директор территориального Центра медицины катастроф Пермской области:

- Азартный в работе. Вот сделал какой-нибудь маленький шажок, он удался — и я «зажигаюсь», и это побуждает меня двигаться дальше. А игры? Очень люблю играть в преферанс (и компания есть уже сложившаяся).

Сергей ФЕДОРЧЕНКО, директор центра «Здоровье» Пермского областного общества трезвости и здоровья:

- Да. Помню, в армии настольным теннисом увлекся — так ночами играли.

Елена КАМЕНСКИХ, директор ООО «АгроЭКС»:

- У меня бывают вспышки азарта (и это прекрасно: они — импульсы жизни). Однако они (наверное, потому, что я по гороскопу — Весы) обязательно потом чем-нибудь уравновешиваются. Я, например, всю жизнь хочу сыграть в рулетку, но каждый раз вовремя останавливаюсь.

Алексей ВАСИЛЬЕВ, старший инспектор ОГПС-5 Индустриального района Перми, майор внутренней службы:

- Очень азартный. Склонен к риску, как и большинство пожарных. Это проявляется и в спорте, и в карточных играх (люблю преферанс, покер).

Николай БУНДА, ветеран журналистики (с 38-го года), инвалид Великой Отечественной войны:

- Зажигаюсь и иду всегда напролом. Но это в жизни, в работе — играми увлекаться времени не было.

Комментарии могут добавлять только зарегистрированные пользователи.