На девятерной вистуют попы и студенты: первые от жадности, вторые от бедности.

 
Россия, Санкт-Петербург,
«Вести» №112,
автор: .

ИГРОК, АВАНТЮРИСТ, ПИСАТЕЛЬ...

«...Случилось невозможное. Судьба подмигнула мне... Публика молчала. Краем глаза я заметил, как побежали, побросав игру, от других столов. Побежали, чтобы своими глазами увидеть чужие деньги.

Ах, как дружно ненавидели меня в эту минуту собравшиеся в роскошном старинном зале люди. Причем, заметьте, далеко не бедные люди. Ах, как я был счастлив! Я, русский, чудом уцелевший в мясорубке советской жизни, своими руками схвативший судьбу за рога, пригнул-таки ее к земле. Смотрите на меня, тухлые миллионеры! Вам не дано ставить дважды до максимума... Это только мы, русские, можем! Это мы по наследству от наших предков получили! А теперь смотрите. Сейчас я вас добью...

Вы продолжаете игру? спросил крупье.

Нет, ответил я.

Вы снимаете ставку? спросил крупье.

Нет, ответил я, это вы ее снимаете. Это ваши чаевые.

Месье, это очень много... Кто вы?

Я русский.

Я вышел из казино. Крупье провожали меня стоя...» Это из книги о своей жизни о себе, хорошем и дурном, знаменитого ювелира Андрея Ананова «Два туза в прикупе», вышедшей на днях в престижной серии «Русский ПЕН-клуб» издательства «Блиц».

Название объясняется просто. Есть такая игра преферанс. Получение этих двух карт может резко изменить всю игру. Как и случай может круто повернуть вашу жизнь. Автор книги убедился, что жизнь более талантливый режиссер, чем каждый из нас. Может быть, поэтому он шел сложным путем: сын крупного профессора математики -а поступает в театральный институт, потом до ивается успехов как актер, режиссер, автогонщик... Он, безусловно, страстный игрок и всегда добивается всего, чего хочет. Цена? Тут уж судите сами. Но не «шагая по трупам». Похоже, в отсутствии честности и порядочности его не смели упрекнуть, хотя наглость (или смелость, которая, как известно, «города берет») одна из составляющих характера.

В его жилах течет кровь дедушки аристократа и азартного игрока. Однажды в детстве будущий ювелирных дел мастер нашел на чердаке архив, а в нем открытку, изображающую казино в Монте-Карло (каким оно было в 1912 году) и надпись почерком дедушки: «Ма chere (Дорогая моя (фр. )), не грусти, все, что ни делается, все к лучшему. Прости меня, но я проиграл наших лошадей... Ну и Бог с ними. Нынче овес сильно подорожал...» Ни много ни мало, а целый конный завод (более двухсот породистых лошадей) проиграл дед в один вечер. Прошло время и внук завоевал Монте-Карло. И выиграл, по деньгам, два конных завода.

Но не все в жизни героя было безоблачным:

«До сих пор я не могу понять, каким чудом выжил... Каким-то чудом я переживал дикие алкогольные депрессии, когда хотелось только одного забыться и не просыпаться... «Жизнь никогда не забывает закрыть одну дверь прежде, чем открыть другую...» говорил мне отец. Он покончил с собой, для меня закрылась одна дверь. Я похоронил его и в память о нем бросил пить. И для меня открылась другая...»

Об этом и многих других эпизодах книги хочется говорить бесконечно и просто цитировать их, ибо написана она легко, увлекательно, динамично, с юмором, хорошим литературным языком.

Однако ранее Андрей Ананов, по собственному признанию, никогда ничего не писал, кроме сочинений в школе и длинных писем к жене. Поэтому пригласил на вечер, представляющий его произведение, известных петербуржцев писателей, актеров, режиссеров... чтобы они дали свою оценку исповеди. Собравшиеся в Доме актера сравнивали ее с описанием своей жизни знаменитого итальянского скульптора и ювелира эпохи Возрождения Бенвенуто Челлини (при прочтении этого труда один из исследователей вспомнил золотые строки из Рабле: «Человек стоит столько, во сколько он сам себя ценит»). Вспомнили также «Исповедь» Руссо. Забыли об исповеди Андрея Кончаловского, удивившего всех степенью откровенности в «Низких истинах».

Что покорило в книге тех, кто прочел это искреннее признание? То, что написана она, по сути, авантюристом, доказавшим всей своей жизнью, что безвыходных положений не бывает; что написана книга свободным человеком, но не отвязанным... Что читается она буквально на одном дыхании и дает возрожденное мироощущение счастья самого по себе, что так нужно и нам, и нашей многострадальной стране. Кого-то пугает жесткость героя, его непримиримость. Но тут уж можно поспорить: когда, к примеру, долго не приезжает реанимационная бригада к твоему погибающему ребенку, всякий ли удержится, чтобы не пообещать по телефону убить врача, сообщившего, что пока помощи нет? Всякий ли в тот момент уверен в том, что убьет? Кто-то считает, что в книге многовато героизма...

А уважаемый драматург Александр Володин сказал:

Эту книгу я бы назвал «Победитель». Ему суждено было одерживать победы и над советской властью, как подпольному ювелиру... Потом покорил Париж, Монте-Карло. Он игрок. Все время хочется цитировать книгу... Почему это удалось? Дерзкий, изощренный ум. Вы умный. Очень умный. И как хорошо у вас сказано: «Энергия творчества не создается и не уничтожается. Она переходит из одной формы в другую...» И дай Бог, чтобы это продолжалось.

А член Французской академии «бессмертных» Морис Дрюон, прочитав отрывок из книги, писал русскому ювелиру: «Если и все остальное написано в том же духе... то, думаю, получится хороший труд, запечатлевший быт и атмосферу эпохи...»

54-летний Андрей Ананов в этом году отмечает десятилетие основания фирмы «Русское ювелирное искусство», возрождающей богатейшие культурные традиции русской ювелирной школы. Его изделия в коллекциях ее величества королевы Велико ритании Елизаветы II, ее величества королевы Испании Софии, принца Монако Ренье III, королевского дома Швеции... В настоящее время в его мастерской создается коллекция больших пасхальных яиц «Храмы России». Теперь же Ананов намерен участвовать в грядущих выборах. Зачем ему это нужно? Говорит, что у него сверхзадача: остаться великим человеком в великой, не колониальной стране.

... В книге рассказы о советской жизни обысках КГБ, «ювелирных» мошенниках, о влюбленностях и любви, потерях и обретениях. равда о себе и о главных вещах. Приятная и не очень...

Вероятно, автор не лирик и не циник. Он нечто среднее. Безусловно лишь то, что он -пример одержимости, когда дело касается своей судьбы. А, может быть, именно этого обычно каждому из нас и не хватает?..

Комментарии могут добавлять только зарегистрированные пользователи.