Хочешь иметь спокойную старость — научи жену играть в преферанс.

 
Россия, Москва,
«Автопилот» №008,
автор: .

ПОРОК ОТЕЧЕСТВА

Лесной Дмитрий Станиславович
Лесной Дмитрий Станиславович
Лесной Дмитрий Станиславович

Универсальный игрок Дмитрий Лесной был бы невозможен как явление лет десять назад. Но сегодня он живое доказательство того, что человек вполне может состояться, профессионально смотря «Формулу-1», проводя ночи за рулеткой в казино или просто хорошо играя в карты.

Всякий знает, что наша жизнь не что иное, как игра, но, в отличие от Дмитрия Лесного, мы не относимся к этому столь буквально. В этом первый парадокс его натуры: он серьезно занимается делом, которое большинство населения считает несерьезным. Ему очень нравится теория, что карты — это модель мира: 52 карты соответствуют 52 неделям в году, 4 масти — 4 временам года, и даже есть високосный день — джокер, который то появляется, то исчезает, принимая разные обличья. Еще ему нравится версия, что древние мудрецы, выбирая способ передачи последующим поколениям тайного знания, остановили свой выбор на колоде карт, то есть на пороке, который неистребим и будет сопутствовать человечеству до конца его дней.

Как теоретик, Лесной написал энциклопедию азартных игр, шулерских приемов и игроцких (оказывается, существует такое прилагательное) терминов, стал соавтором сверхпопулярной компьютерной игры «Марьяж», издал монографию «Русский преферанс» и считает Йохана Хейзингу, голландского философа, убежденного, что культура родилась из игры, своим учителем. Но есть еще Лесной-практик, человек, которого можно оставить в казино за игрой в блэк-джек и застать спустя 32 часа за тем же столом в той же позе.

Красивый эпизод в биографии: некогда его отчислили с журфака МГУ за карточную игру. До сих пор он считает, что именно декан Ясен Засурский своей подписью определил его судьбу. Перед молодым человеком встала альтернатива — либо зарабатывать на жизнь неумелой журналистикой за 100 рублей в месяц, либо умелой игрой за 1000 рублей в день. Думал он недолго. И в этом второй парадокс его натуры. Ведь он искренне убежден, что причиной, по которой человек садится за ломберный стол, может быть все что угодно, но не желание заработать...

Мы беседуем в московской квартире Дмитрия, украшенной изображениями игральных карт, буклетами казино, в окружении друзей-игроков. Игроки порой сопровождают разговор репликами. Так создается цельный образ человека-парадокса...
«АВТОПИЛОТ»: Вы считаете себя профессиональным игроком?
ЛЕСНОЙ: Если под словом «профессиональный» вы имеете в виду «зарабатывающий на жизнь игрой», то да, конечно.

«АВТОПИЛОТ»: Но вы согласны с древними мудрецами, что игра — это порок.
ЛЕСНОЙ: Нет, я считаю игру главнейшей добродетелью и самым важным занятием.

РЕПЛИКА: Достаточно одного взгляда на этого человека, чтобы понять — это все-таки порок.
«АВТОПИЛОТ»: Как вы стали игроком?
ЛЕСНОЙ: Не думаю, что про человека можно сказать, что он стал игроком в какой-то момент. Игра — это некая условная реальность, в которой человек совмещает такие понятия, как «я» и «мир». Играет любой ребенок, и для взрослых это ничуть не худшее занятие, чем война, политика или торговля, то есть вещи, куда более грязные.

«АВТОПИЛОТ»: Вас знают в московских казино как эксперта по азартным играм. Но я думаю, у вас есть свои профессиональные предпочтения?
ЛЕСНОЙ: Я неплохо играю в нарды, преферанс, бридж. Приходится осваивать и игры в казино, чтобы найти деньги на издание книг. Там я играю в блэк-джек.

«АВТОПИЛОТ»: То есть вы — «математик», просчитывающий все комбинации в уме?
ЛЕСНОЙ: Более того, я просчитываю их заранее да еще к тому же описываю в какой-нибудь книжечке. Вообще, математика игр — это интереснейшая тема.

Однажды вместе с математиком Львом Натансоном мы подвергли все игры серьезному анализу, и я даже предлагал одному казино издать брошюрки с его результатами — предельно честными, с указанием шансов для игрока. В каждой игре есть своя оптимальная стратегия, искусство следовать которой и отличает хорошего игрока от плохого.

«АВТОПИЛОТ»: А как реагируют менеджеры казино, видя, что к ним приближается Дмитрий Лесной?
ЛЕСНОЙ: Очень хорошо.

РЕПЛИКА: Несколько раз его все же не пустили. Среднее казино боится сильных игроков, и есть люди, которых в казино не допускают до игры под разными предлогами. Но более грамотные администраторы все же понимают, что это дополнительная реклама, и они как раз стараются привлечь таких игроков. В какое казино пойдете лично вы — в то, которое развесило по всему городу свою рекламу, или в то, про которое Дмитрий Лесной сказал, что там хорошие правила для игрока?
ЛЕСНОЙ: Одна из главных задач казино в нашей стране — изменение своего имиджа в общественном сознании. Ведь многие до сих пор считают, что казино — это злачное место, где собираются бандиты и проститутки, что выиграть там невозможно, а унести деньги — и подавно. На самом же деле, профессиональные игроки в большинстве своем интеллигентные и весьма незаурядные люди. Их не так уж много. И даже если они выигрывают, то наглядно показывают другим, что в казино можно выиграть! Научись играть так же, и ты тоже будешь выигрывать.

Автор лучшей книги по блэк-джеку Дональд О'Торп опубликовал вычисленную им самим выигрышную стратегию. Его книга разошлась в США тиражом 500 тысяч экземпляров и даже заставила некоторые казино изменить правила. Представляете, в Штатах нашлось 500 тысяч человек, которые хотели играть в блэк-джек и выигрывать!

Если само казино опубликует подобный «учебник против себя», оно выполнит стратегическую задачу: научатся играть тысячи людей, но все ли достигнут истинных вершин мастерства?
«АВТОПИЛОТ»: Какого вы вообще мнения о московских казино?
ЛЕСНОЙ: Я думаю, что многие западные граждане уже могут приезжать сюда, чтобы учиться этому бизнесу.

«АВТОПИЛОТ»: Меньше всего ожидал такого ответа.
ЛЕСНОЙ: Я вчера приехал из Греции, где, конечно, зашел в казино. Жесткий менеджмент, никаких льгот, бесплатной выпивки — то есть того, что везде считается нормой. Жесткие правила для входа — надо предъявить паспорт и заполнить какие-то бумаги для входа. В зале около 70 столов, облепленных игроками, как мухами. Объяснение простое — это государственное казино. В Москве, где 40 казино, никто не может позволить себе так жестко и наплевательски относиться к игроку, здесь реально конкурируют между собой за клиента. Таких благоприятных для игрока правил, как в Москве, сегодня нет нигде в мире!

«АВТОПИЛОТ»: То есть Лас-Вегас со своей многолетней игорной индустрией не дошел до того, до чего додумались за 10 лет в Москве?
ЛЕСНОЙ: Все казино Лас-Вегаса имеют преимущество перед игроком, скажем, в 2-3 проц., и невозможно даже подумать, чтобы кто-то из владельцев казино вдруг отступил и попытался бы уменьшить эту цифру, чтобы его казино предпочли другим. Никто не позволит! Его попросту уничтожат.

В Москве этого нет, здесь каждый выдумывает свои льготы и бонусы для игроков, поэтому в борьбе за клиента казино порой загоняет себя в ситуацию, когда игра становится заведомо «положительной» для клиента. То есть его шансы на выигрыш становятся лучше, чем у самого казино.

«АВТОПИЛОТ»: Вы можете вспомнить свой самый крупный выигрыш и самый крупный проигрыш?
ЛЕСНОЙ: Я не получал большого наследства, не продавал полезных ископаемых и не баллотировался в Думу, поэтому мои возможности разыгрывать крупные суммы ограничены. Кроме того, сегодня, когда минимальный оклад в России равняется N, неловко называть цифры в тысячи долларов...

«АВТОПИЛОТ»: У вас есть несколько странных титулов, например, президент Лиги интеллектуальных игр. Что это такое?
ЛЕСНОЙ: Есть такая общественная организация. Многие любимые в народе игры развиваются стихийно: три года подряд газета «Комсомольская правда» проводила первенство России по подкидному дураку (деликатно названному подкидной игрой — профессионалы избегают слова «дурак»). Любители преферанса организовали свое «Общество любителей преферанса» — проводят турниры, разрабатывают единые правила. Ведь преферанс, который развивался в России подпольно, имеет множество разновидностей: «сочинка», «Ленинград», «ростов»...

Необходимость унификации правил, разработка регламентов соревнований, ведение рейтингов, присвоение игрокам разрядов — все это назрело для многих игр, претендующих на роль спортивных. Ничего смешного! Скажем, кодекс бриджа, который признан олимпийским видом спорта, представляет собой 100-страничный текст, где подробно расписаны все процедуры.

Многие игры уже имеют организационную структуру: существует Российская Лига спортивного бриджа, Московская Федерация нард... Но сегодня физически нет возможности создать Федерацию подкидного дурака, Федерацию переводного дурака...

Вот мы и собрали заинтересованных людей, кто, по нашему представлению, имел отношение к игре, и предложили учредить Российскую Лигу интеллектуальных игр, которая объединяла бы любителей таких игр, где определяющую роль играет интеллект: бридж, преферанс, нарды... Достаточно авторитетный состав учредителей получился: перечисленные выше федерации, лиги, ассоциации, такие имена, как Анатолий Карпов, Аркадий Арканов...

«АВТОПИЛОТ»: Ваша рекомендация: чего не следует делать начинающему игроку?
ЛЕСНОЙ: Самое главное — не играть на занятые деньги. Есть большая культурная традиция на эту тему. Поэт Некрасов, как практически и все представители золотого века русской литературы, был страстным игроком — есть даже сведения, что этой его страсти и обязано финансовое благополучие журнала «Современник». Так вот: его заветы сводились к тому, что Фортуна — дама крайне капризная, и больше всего любит в обращении с деньгами легкость.

Если есть какая-то сумма, которую я готов проиграть, я кладу эти деньги в отдельный карман и мысленно прощаюсь с ними. Тогда возникает легкость — деньги превращаются в жетоны для игры, и это именно то, что нравится Фортуне.
«АВТОПИЛОТ»: Вы хотите сказать, что никогда не ставили перед собой задачу: обыграть лоха?
ЛЕСНОЙ: А только так это все и происходит.

«АВТОПИЛОТ»: Только что говорили про деньги-жетоны и Фортуну, которая не любит, когда помнят про деньги...
ЛЕСНОЙ: Да, я однажды столкнулся с таким вопиющим противоречием: с одной стороны, игра — это условная реальность, ты погружаешься в нее и плывешь по течению, и вдруг тебя кто-то выдергивает — «с тебя столько-то денег». Не всегда человеку удается удержать в поле зрения оба мира — условный и реальный, поэтому среди людей заигравшихся, то есть проигравших все, очень много хороших игроков. То есть большие деньги можно выиграть либо у хорошего игрока, который знает себе цену и не бросит играть, либо у дурака, который думает, что у него есть шанс.

«АВТОПИЛОТ»: Что вы делаете и что советуете делать, когда чувствуете, что играете с шулером?
ЛЕСНОЙ: Примерно сто страниц книги «Русский преферанс» посвящено именно такой ситуации: что делать, если вы видите или чувствуете, что ваш партнер жульничает.

Все зависит от вашей способности принимать бой. Лучший совет: сказать «спасибо, у меня разболелась голова, закончим в другой раз»...

Заплатить и закончить игру. Изобличение может иметь неприятные последствия. Но что касается лично меня, мне такой миротворческий подход претит — я постараюсь что-то противопоставить.

«АВТОПИЛОТ»: Например?
ЛЕСНОЙ: Может, знаете, как обыгрывают наперсточников? Подходим, разыгрываем сто рублей. Поднимаем наперсток — шарика нет. Мы разыгрываем 1000 рублей. Поднимаем наперсток — шарика нет. Разыгрываем 10 000 рублей. Вам предлагают поднять наперсток. Вы прекрасно знаете, что шарика нет ни под одним из трех, но говорите «в этом». Вам предлагают поднять наперсток. Вы поднимаете, а там — шарик. Следует немая сцена.

«АВТОПИЛОТ»: За которой следует грубая сила.
ЛЕСНОЙ: Но вы же выиграли! По предложенным вам правилам.

«АВТОПИЛОТ»: Как вы составляли энциклопедию? Вы уже держали ее в голове или ходили в народ собирать подобные трюки?
ЛЕСНОЙ: Когда-то очень давно мне попалось в словаре Даля описание шулерского приема под названием «баламут». Я очень удивился, поскольку думал, что его знают два-три профессионала, а оказалось, что Даль описал его сто лет назад. Потом потре овалось составить толкование терминов для программы «Марьяж»... Я стал собирать описания игроцких терминов и примеры их употребления в русской классической литературе, благо тут мы имеем богатейшее культурное наследие. Скажем, тот же «баламут» использовался Пушкиным в письмах П.А.Вяземскому.

В игре у человека проявляются такие чувства, которые нигде больше не проявились бы. Скажем, Пушкин проигрывает в банк. Его партнер С. Д. Полторацкий предлагает поставить на кон письма Рылеева за 1000 рублей, и Пушкин было соглашается... Но тут же, опомнившись, заявляет: «Какая гадость — проиграть письма Рылеева в банк! Я подарю Вам их...! »

«АВТОПИЛОТ»: Как вообще проявляется русский менталитет в игре?
ЛЕСНОЙ: Есть такая Европейская ассоциация изучения игры, я запросил доклады с конференции в Амстердаме и с удовольствием прочитал много интересных материалов на самые разные темы, имеющие отношение к игре.

Скажем, психологи исследовали особенности поведения играющего немца. И я понял, что есть колоссальная разница в поведении немца и русского человека, обусловленная именно менталитетом. Вот ситуация: приходит немец, берет на пять марок пива и садится играть с автоматом по пять пфеннигов. Если он выиграет пять марок, он уходит счастливый, потому что пиво получилось на халяву, он организовал себе культурный досуг и ничего на это не потратил. При этом он может иметь ежемесячный доход в десяток тысяч марок. Русский может играть в тот же автомат на $100, которые соизмеримы с его зарплатой. Он выигрывает еще $100, и в тот момент, когда автомат предложит поставить все на «красное или черное», он с удовольствием согласится, потому что в нем живет национальная надежда на «авось».

«АВТОПИЛОТ»: Вы сами соответствуете такому типу игрока?
ЛЕСНОЙ: Как это ни прискорбно, да! Недавно был такой случай: мы проиграли крупную сумму денег. Решили вернуть хотя бы часть, играя серьезно и собранно. Поставили задачу и вернули — ровно столько, сколько планировали. Думаете, пошли домой? По предельным ставкам вся отбитая с большим трудом сумма была спущена в течение пяти минут.

Все логично: мы выполнили поставленную задачу. Теперь надо было стремиться к новым рубежам...

Комментарии могут добавлять только зарегистрированные пользователи.